«Кот Шрёдингера»

Спичка

Морозный день в Москве, район метро «Университет», остановка
26-го трамвая.
Студент-физик внимательно разглядывает зажигалку в руке.
Хор:
— Курить вредно!


1

Подходит прекрасная ­девушка-филолог:
— Огоньку не найдется?

Физик щелкает зажигалкой без газа. Огня нет. Хлопает себя по карманам:
— Где-то спички были, — достает коробок, в нем ­одна спичка. — Сейчас мы получим огонь, а вместе с ним — газообразное состояние продуктов горения. И даже! — значительно поднимает спичку вверх, — плазму. Ведь газ, состоящий из заряженных частиц, называется плазмой, а при горении как раз образуются заряженные частицы. При реакциях перегруппировки.

2

Прекрасная девушка-фило­лог с интересом смотрит на физика:
— А знаете этимологию слова «спичка»? Оно произошло от древнерусского «спички» — множественного числа слова «спица», деревянная палочка.

Физик смотрит на девушку-филолога с интересом. Она мечтательно закаты­вает прекрасные глаза и читает наизусть:

Неотвязчива сила привычки,
Бесконечно манит тепло…
Огонек скучает по спичке,
Огоньку без нее тяжело.

3

Подходит ботаник, ­только что из леса, с полевым рюкзаком за спиной:

— И стоит среди леса осина,
Ей на спички пойти предстоит.
Как пристанище ­блудного сына,
Беспроходная чаща шумит.

Прекрасная девушка-фило­лог смотрит на ботаника с интересом:
— Тоже Светлова любите?

— Диплом делаю по осинам. Так сказать, по эукариотическим организмам, царство — растения, отдел — цветковые, класс — двудольные, порядок — мальпигиецветные, семейство — ­ивовые, род — тополь. Populus tremu­la. Тополь дрожащий, так сказать. А 99% спичек в России — из осины.

4

Подходит математик, сосредоточенный на чем-то своем. В этот момент физик зажигает спичку, но ее гасит порыв ветра.

— Ах! — воздушно восклицает прекрасная девушка-филолог. Обращает взор на математика. — Огоньку не найдется? У нас спичка погасла.

Математик поправляет очки и напряженно смотрит на спичку:
— Спичка, да? Сгорела, да? Хм… — на минуту задумывается, все с пониманием ждут. — Частная производ­ная плотности газа по времени, сложенная с дивер­генцией от плотности газа, помноженная на вектор скорости газа.

— Что это? — спрашивает прекрасная девушка-филолог с восхищением.

— Уравнение непрерыв­но­сти. Горение моделировать.

— А зачем оно такое?

— Красиво… Впрочем, полной теории горения до сих пор нет, — математик поправляет очки и задумывается до конца пьесы.

5

На пятилетней «­мазде» к остановке ­подъезжает химик, паркуется, выходит:
— Огоньку не найдется?

Ему показывают сгоревшую спичку.
— Ага! Вижу, у вас в руках продукт пиролиза — термического разложения целлюлозы.

— Как это? — встревоженно спрашивает прекрасная девушка-филолог.

— Уголь. Когда горит дерево, оно, собственно, не горит. Горят газы, которые образуются при нагреве и разложении целлюлозы и всего прочего, что в осине есть. Горят пары этанола, ацетона, фурана, и еще горят полсотни летучих веществ. А что остается после разложения? Уголь. Иначе спичка сгорала бы без остатка, и реакция выглядела бы так, — берет спичку у физика и пишет на руке у девушки ­формулу (C6H10O5)n + 6nO2 → 6nCO2 + 5nH2O.

Находчивый физик (обаятельно улыбаясь):
— Когда умрет последний химик, останется физика.

6

Подходит дотошный студент-историк:
— О спичках рассуждаете, а того не знаете, что современные спички стали выпускать только в 1847 году. Тогда шведы Лундстремы наладили мануфактуру: головку спички делали из бертолетовой соли, серы, красного фосфора и клея. И они же придумали нанести на наждачную бумагу красный фосфор. Трем спичку о терку, фосфор воспламеняется и поджигает головку, а та — слой парафина, а тот — черенок. И сейчас почти то же самое…

— А раньше? — спрашивает прекрасная девушка-филолог с интересом.

— Было много разных спичек. Есть сведения, что в Китае еще в  VI веке воспламеняющие палочки использовали. А в Европе с 30-х годов XIX века вошли в употребление спички с белым фосфором, но они были и опасными — ­загорались от любого трения, и ядовитыми…

— Да-да! — подхватывает прекрасная девушка-филолог. — «Где же тут выносливость, если такая жалкая причина заставляет хвататься за фосфорные спички?» — Чехов, «Драма на охоте».

7

Подходит циничный ­медик (весело):
— Травиться белым фосфо­ром — себя не уважать: тошнота, рвота, сердце отказывает, кома. Ферментный яд: связывается с ферментами и выключает их. Выглядит неаппетитно. Дайте огоньку! Красный фосфор, вот что у вас на коробке, безопасен. Сам не пойму как: один элемент, но в разных формах…

Прекрасная девушка-фило­лог показывает ему сгоревшую спичку.

8

Подходит меланхоличный психолог:
— А, про спички… Ассоциация с термином burnout. Переводится как «выгорание». Используется для обозначения состояния эмоционального истощения, вызванного работой в однообразном и напряженном режиме.

Прекрасная девушка-фило­лог смотрит на психолога с сомнением.

9

Подходит суровый геолог с папиросой:
— Прикурить дайте. Нет? Ну, вон коробок у вас, на нем фосфор, получен из апатитов Хибинского месторождения. Ну?!

Прекрасная девушка-фило­лог смотрит на него с осуждением.

Медик (весело):
— Медицина утверждает…

Хор(все присутствующие):
— Курить вредно!

Суровый геолог выбрасывает папиросу в урну. Прекрасная девушка-­филолог выбрасывает сигарету в урну. Все выбрасывают сигареты в урну.

Прекрасная девушка-филолог смотрит на геолога с умилением и берет его за руку рукой, на которой написана формула горения целлюлозы:
— Пойдемте. Спичек купим. Это будет так хорошо, так прекрасно. Потом, когда спичек купим.

Фото: CHAOSS/ФОТОБАНК ЛОРИ

Опубликовано в журнале «Кот Шрёдингера» № 2 2014 г.
/ Сумма технологий #простые вещи