Я сам

// Или почему мы нуждаемся в другом человеке
Светлана Скарлош

Известная писательница Линор Горалик в последнее время занялась изготовлением ювелирных изделий. Это не столько украшения, сколько арт-объекты с глубоким смыслом. Последняя её работа называется «кольцо о помощи». Писательница поясняет: «Серебро, кожа; ручная работа. Кольцо невозможно надеть без посторонней помощи, что вынуждает обладателя, во-первых, признать собственную беспомощность перед некоторыми обстоятельствами, а во-вторых, обратиться за помощью к ближнему, несмотря на то что речь не идёт о вопросах жизни и смерти». 

Кольцо представляет собой серебряную пластинку и кожаный шнурок. Завязать на пальце его может только кто-то другой.

Это очень психотерапевтичное кольцо: в нашей культуре обращаться за помощью не принято. Именно это учатся делать клиенты, когда приходят на терапию. И получается у большинства сначала не очень:

«…Ясное дело, вы ничем мне помочь не сможете. Я так, для очистки совести пришла — мол, сделала все, что могла, даже к психологу сходила».

«…Я плачу вам деньги, поэтому жду, что вы мне исправите тут и здесь. В какой срок всё будет готово?»

«…Я всегда справлялась сама, и сейчас справлюсь. Главное — не демонстрировать свою слабость и зависимость от других.  Все потом используют против тебя же».

«…Да кому нужны мои проблемы? Никому это не интересно! Полноценный человек сам может всё решить».

Дальше, после этих слов, описывается собственно проблема: «Не могу выстроить длительные отношения», «Не получается ни с кем сблизиться», «Чувствую себя очень одиноко», «Меня все используют».  Вариаций может быть множество. Но есть в них нечто общее — стремление демонстрировать партнёру только свою сильную и прекрасную сторону. А в минуты (часы, дни, недели) нужды и слабости бежать, запираться, болеть и страдать в одиночестве, не доверяя свое несовершенство никому на свете.

Это, конечно, не от хорошей жизни происходит. Может быть, в детстве родители стыдили за всякую слабость, может, наоборот, бросались решать проблемы ребёнка так рьяно, что ему самому не оставалось места в собственной жизни, и теперь, уже будучи человеком взрослым, он избегает помощи, ведь она оказалась чревата тотальной зависимостью. Причины могут быть разными и лежать глубоко — я сейчас не об этом. А о том, что на самом деле мы все очень нуждаемся в другом. В поддержке. Даже тогда, когда речь не идёт о вопросах жизни и смерти.

Врач из Бостона Джозеф Пратт в 1905 году начал проводить групповые занятия для своих пациентов, страдающих туберкулёзом. Изначально он делал это с целью просветительской — рассказывал больным о пользе правильного питания, гигиены, свежего воздуха. Но потом заметил, что участники групп выздоравливали быстрее, чем те, кто получал дорогое лечение в клиниках. Секрет оказался прост: они поддерживали друг друга и заботились друг о друге. Позже Пратт разработал аналогичную методику для здоровых людей и стал основоположником популярной нынче на Западе, и уже известной у нас групповой терапии.

(Впрочем, первым термин «групповая терапия» использовал психолог Якоб Морено во время Второй мировой войны. Война наносила не только физические раны, и потребность в поддержке оказалась колоссальной.)

Сегодня мы живём в более-менее благополучное время. Руки-ноги на месте, нет страшных эпидемий. Мы сытые, целые, сильные, и кажется — должны справляться сами. Но если посмотреть статистику ВОЗ, мы увидим, что депрессия становится массовым недугом, конкурируя даже с сердечно-сосудистыми заболеваниями. 

Я рассматриваю фотографию кольца Горалик и думаю: не заказать ли партию? В качестве реквизита для групповой терапии.

 

 

Опубликовано в журнале «Кот Шрёдингера» №11 (13) за ноябрь 2015 г.