Памяти спички

// Она светила нам во тьме
Алия Ямалиева

Спичка вела человека сквозь тьму веков и озаряла мягким светом его жизнь. Но в XXI веке мы прощаемся с нашей преданной спутницей.

Какой мы помним Спичку? Тоненькой и хрупкой. В этой деревянной палочке с химическим покрытием на одном конце постоянно горела жизнь. Она поддерживалась реакциями веществ, которые содержала головка спички: бертолетовой соли, калиевого хромпика и, конечно, серы. На стенках спичечного коробка был белый фосфор, который вспыхивал при трении. За ним загорался парафин на спичечной головке, который обеспечивал долгое горение. Так от искры зарождалось пламя.

Да, у Спички было пламенное сердце — за это мы её и любили. Оно досталось Спичке от предков. Историю своего рода она ведет с конца XVIII века, когда французский учёный Клод Бертолле создал бертолетову соль — хлорат калия. Это соединение позволило впервые получить огонь в результате химической реакции и создать в 1805 году «зажигательную машину» — самозажигающиеся спички. Их отцом стал Жан Шансель. Он трепетно отнёсся к своему изобретению, которое уже в то время напоминало современную Спичку: химик покрыл серную головку киноварью, которая окрашивала пламя в красивый красный цвет.

Как Спичка преобразилась за столетия! Поначалу у неё был взрывной характер. Особенно огнеопасной была Спичка, созданная Шарлем Сориа. Она загоралась от трения о любую поверхность, а белый фосфор, который входил в состав химического покрытия, был очень ядовит. Горение Спички часто сопровождалось взрывом, из-за которого брызги серной кислоты обжигали кожу. Впрочем, кто из нас не обладал горячим нравом в молодости?

Спичка приобрела настоящую известность в 50-х годах XIX века, когда в Швеции было налажено её промышленное производство. Добиться всемирной популярности Спичке помог Йохан Лундстрем, которой сделал её безопасной. Ни серная кислота, ни ядовитый белый фосфор — ничто больше не мешало работе Спички. Теперь в состав шершавой стороны коробка входил неядовитый красный фосфор, который обеспечивал лёгкое зажигание.

Конечно, завоевать сердца миллионов ей помогло развитие промышленности, строительство заводов. В 1842 году в одной из российских губерний производилось 10 миллионов спичек в день. К концу же ХХ века такое же количество спичек давал один спичечный аппарат!

Спичка стала настоящей легендой. Ей были рады в каждом доме. Она зажигала свечи, камины, костры, сигареты и даже создавала вспышки для фотографирования. Со временем она стала сильной и бесстрашной технологией. Мы знаем штормовую Спичку, которая не боится влаги и ветра. Сигнальную Спичку, которая вспыхивает цветным огнём. Термическую, которая выделяет больше тепла. И наконец, привычную, родную сердцу Спичку из осины, хранящуюся в коробке длиной 50 миллиметров.

Спичка угасала постепенно. Её силы подрывала популярность зажигалок. Конечно, их удобство и практичность покорили даже преданных Спичке поклонников: можно ли сравнить газовую зажигалку, дающую огонь без запаха, с коробком спичек, которые гаснут от дуновения ветра? Нет, нельзя. Но всё же огонь Спички, сгоревшей дотла в начале нашего века, будет светить нам и в будущем.

Мы скорбим по одному из непревзойдённых изобретений человечества. Спичка ушла в мир иной, во тьму, для того чтобы подарить свет всем душам. Но искры её огненного сердца всё ещё мерцают в нашей памяти.

 

 

Опубликовано в журнале «Кот Шрёдингера» №7-8 (9-10) за июль-август 2015 г.