Вечер на рейве

// Товарищи, революция продолжается. А теперь дискотека!
Андрей Константинов

Я побывал на рейве. В полях где-то под Нижним Новгородом на огромной территории в пятьдесят гектаров всё вибрировало и мерцало, напоминая то ли торжественную высадку инопланетян, то ли массовое переселение в будущее. Фестиваль электронной музыки Alfa Future People, проходящий здесь второй год подряд, собрал лучших диджеев мира (нисколько не преувеличиваю) и десятки тысяч молодых людей со всей страны. Ну а я-то что там забыл? Пишу ведь о науке и прогрессе, а не о зажигательных вечеринках.

Удивительное дело, но, протанцевав ночь и вздремнув несколько часов в палатках, народ толпами повалил осваивать технологии завтрашнего дня и слушать лекции о близящейся сингулярности. Оказалось, что футуристические сцены и танцполы, которые сами по себе выглядели как порталы в будущее, органично сочетаются с белыми куполами зоны технологий, заполненной 3D-принтерами и 3D-сканерами, очками дополненной реальности и аппаратами для путешествий по виртуальной реальности, электромобилями вроде легендарных BMW i8 и новой Tesla, умными часами, браслетами и прочими носимыми гаджетами. Здесь можно было познакомиться даже с новейшими разработками в области персонализированной медицины и пройти диагностику. А в библиотеке по соседству ставили совсем другой «диагноз» — предлагали пройти кастинг и узнать, кем из персонажей Чехова вы являетесь. Три зоны фестиваля — музыка, технологии, спорт — были словно ответ на вопрос, чего хотят люди будущего, собравшиеся здесь.

Впервые я попал на рейв в 1990-е — он проводился на мысе Казантип на территории романтически заброшенного недостроенного атомного реактора. Тогда это символизировало совсем другое будущее, прораставшее на руинах тяжеловесных и угрюмых технологических монстров ХХ века, угрожавших всему живому. В прогресс никто не верил, электронная музыка была средством мистического единения с природой и глубинами собственной души.

А теперь, значит, поверили? Я постоянно бываю на мероприятиях, связанных с популяризацией науки, и уже несколько лет наблюдаю невероятную по меркам недавнего прошлого картину: всё, что связано с наукой и прогрессом, пользуется огромным спросом. Фестивали науки и технологий вроде Geek Picnic  едва вмещают толпы желающих приобщиться к чудесам прогресса. Залы, в которых читаются научно-популярные лекции, заполнены до отказа. На некоторых мероприятиях уже берут немалую плату за вход на каждую лекцию, но народ, в основном молодой, всё равно умудряется прослушать по несколько лекций за выходной — словно в институтах они этими лекциями не пресытились. Так они развлекаются. Хорошо поставленное научное шоу сегодня легко может собрать стадион!

История, как известно, развивается по спирали. Мне кажется, последний раз что-то похожее было в 1960-х — в легендарное время первых полётов в космос и высадки на Луну, первых компьютеров и сетей, первых лазеров, видеомагнитофонов, сверхзвуковой авиации. Люди тогда так же увлекались наукой и верили в будущее, хотели стать физиками или инженерами, зачитывались научной фантастикой.

Постой-ка, скажете вы, ведь 60-е были прежде всего временем культурных революций, они пронизаны духом свободы и пафосом борьбы за права человека, а сегодня мир словно погружается во тьму реакции и мракобесия — достаточно включить телевизор или пролистать Фейсбук, чтобы исполниться глубочайшего пессимизма и ощущения надвигающейся катастрофы. Подождите, отвечу я, в 60-е ужасов и мракобесия было не меньше, просто была и противостоявшая им сила. Мы ещё посмотрим, чем запомнятся миру 2010-е. Ведь люди будущего уже здесь, они прибыли.

 

 

Опубликовано в журнале «Кот Шрёдингера» №9 (11) за сентябрь 2015 г.