На каких языках говорят герои «Игры престолов»

На каких языках говорят герои «Игры престолов»

// Филолог Виктор Сонькин о языках и наречиях культового сериала
Авторы: Виктор Сонькин

Заканчивается показ 5-го сезона «Игры престолов». Сериал оказался настолько впечатляющим, что некоторые учёные даже стали строить гипотезы, как с точки зрения геологии или астрономии мог быть устроен мир, в котором происходят эти события. Мы решили дополнить картину и предоставить слово гуманитариям.

Мне как филологу была интересна лингвистическая и литературная ситуация в мире «Игры престолов». В отличие от Толкина, Джордж Мартин не лингвист и не филолог, и языковые тонкости не были для него предметом первой заботы. В книгах всего несколько фраз древневалирийского. Самая известная из них — «Валар моргулис», что значит «Все люди должны умереть» или «Все смертны». Плюс несколько слов на языке дотраки.

Виктор Сонькин. Филолог, переводчик, кандидат филологических наук, лауреат премии «Просветитель».

Если бы создатели сериала ограничились этим инструментарием, у них получился бы голливудский боевик про русскую мафию, где русские просто говорят по-английски с неестественным акцентом, вставляя в речь что-нибудь вроде «на здоровие» и «бабУшка».

Создатели «Игры престолов» объявили конкурс на создание лингвистического мира сериала, в котором победил молодой американский лингвист Дэвид Петерсон, один из энтузиастов сообщества создателей новых языков. Петерсон разработал для сериала язык племени дотраки. «Для человека, не знающего арабского, он звучит как арабский, — объясняет Петерсон, — а для арабиста нет. Я бы сказал, что это смесь арабского и испанского с его межзубными согласными».

Ещё более сложной задачей было создание древневалирийского языка, который в мире Семи Королевств занимает нишу, сравнимую с нишей латыни в средневековой Европе: язык, на котором практически никто не говорит как на родном, но который остается языком большой части литературы, философии и — в редких, правда, случаях — тайным языком интеллектуальной и политической элиты. (Тут вспоминается прекрасная лингвистическая история из 2-й Книги Царств, где офицеры царя Езекии просят ассирийских послов говорить с ними по-арамейски, а не по-[древне]еврейски, чтобы простые солдаты не поняли.)

У древневалирийского языка есть потомки — подобно тому как латынь породила романские языки, — например астапорский валирийский. Как часто случается в языковой эволюции, нововалирийские языки утратили долготы и некоторые особенности спряжения, вместо четырех родов в них остались два, появились артикли.

Пожалуй, ещё более интересными для меня были особенности общего наречия Семи Королевств. За столетия правления Таргариенов язык успел распространиться по всей территории и приобрести удивительную степень унификации — из больших имперских языков его можно сравнить в этом смысле разве что с русским, который в Новое время на удивление однороден.

Но совсем без региональных особенностей в таком большом мире обойтись не удалось бы. Общее наречие передается в сериале как английский. Мартин признавался, что Семь Королевств в его представлении чем-то похожи на Британию, расширенную до размеров примерно Южной Америки. Создатели сериала разумно выбрали именно британский английский, причем в стандартном варианте юго-востока Англии. Он стал стандартным произношением героев, по крайней мере тех, кто принадлежит к среднему и высшему классу южных королевств. В результате и американец Питер Динклейдж — Тирион, и англичанки Лена Хиди и Эмилия Кларк — Серсея и Дейнерис, и датчанин Николай Костер-Вальдау — Джейми говорят примерно одинаково, на нейтральном лондонском языке.

А у разного рода северян есть свой акцент, примерно соответствующий диалектам Северной Англии. Например, Роуз Лесли, шотландка, выросшая в Англии, получила роль Игритт, требующую северного выговора, поскольку уже успешно изображала североанглийский акцент в «Аббатстве Даунтон». Нед Старк и все его дети говорят по-северному — Санса, правда, постепенно переходит на более социально приемлемый в Вестеросе южный акцент, — а леди Кетлин Старк нет, ведь она не урождённая северянка.

Всё сказанное следует воспринимать как призыв смотреть «Игру престолов» в оригинале — у переводчиков нет времени и возможности передать все оттенки лингвистического мира Семи Королевств, а русскому языку к тому же не хватает инструментария для отражения таких диалектных различий.

 

 

Опубликовано в журнале «Кот Шрёдингера» №6 (08) за июнь 2015 г.