Слава непервопроходцам!

// Почему нужно изобретать велосипед
Светлана Соколова

Каждый день я читаю десятки, сотни новостей в духе: «На рынке появилась новая модель смартфона SuperSmartTurboPlus: теперь еще более тонкий, работает без подзарядки до трех недель», «Разработан интеллектуальный браслет, анализирующий данные о физическом состоянии владельца», «Уникальная стиральная машина может одновременно полоскать белье, укачивать ребенка и отвечать по телефону, что хозяина нет дома»… Но предыдущие модификации этих изделий и так отлично справлялись со своей работой. Зачем им становиться еще лучше?

Очевидно, развитие умных гаджетов зашло в тупик. Потому что люди с невероятным упорством регулярно изобретают новый велосипед. Но кто сказал, что этого не нужно делать?

Кстати о велосипеде. Легенда гласит, что его придумал гениальный человек-оркестр Леонардо да Винчи. Якобы в его дневниках имеется чертеж транспортного средства, похожего на современный велик. Правда, переднее колесо у него было неповоротное, и доехать вы могли только до первого столба. История умалчивает, путешествовал ли сам Леонардо на своем изобретении по средневековым улочкам Флоренции.

Другая легенда гласит, что цельнометаллический двухколесный велосипед сконструировал крепостной крестьянин Ефим Артамонов в 1801 году. Наконец, есть информация, что в 1817 году немецкий профессор барон Карл фон Дрез запатентовал первый двухколесный самокат, где имелся руль, но не было педалей.

И понеслось… Современный велосипед мало похож на своих предков авторства да Винчи, Артамонова, фон Дреза. Потому что его перепридумывали десятки раз. Пока миллионы людей в мире не сделали свой выбор: «О, это то что надо». И все равно процесс не останавливается. Велосипед то становится электрическим, чтобы ездок тратил меньше сил, то карбоновым, чтобы меньше весить, то обретает способность ездить не только по городу, но и по горам.

Похожая судьба у пороха, паровоза, телевизора, батискафа, очков и еще бессчетного множества полезных и нужным нам вещей. На момент изобретения они неплохо выполняли свои задачи. Первый порох заставлял пушечное ядро падать на голову врага, первый паровоз вез пассажиров со скоростью примерно 20 километров в час, первый батискаф позволял проводить научные исследования под водой, а первые очки облегчали участь слабовидящих.

Но находились энтузиасты, которым было не лень всё это брать и переделывать. Зачем?! Потому что было интересно, потому что вещь была не так удобна, как хотелось, потому что поступал государственный заказ. Кто-то вдруг заболевал мыслью, что технология должна быть безопаснее, дешевле, эстетичнее, и условный велосипед рождался снова.

Чтобы некое изобретение в неизменном виде прошествовало через века— такое бывало редко. Из очевидного можно назвать иглу, кирпич, револьвер «Кольт», зеркальный фотоаппарат, беруши и топор. Изобретений, остающихся — почти — неизменными на протяжении веков, куда меньше, чем пересоздаваемых, переделываемых и перепридумываемых.

Социальные сети существовали и до Цукерберга. Но именно он, не убоявшись пройти в сотый раз по истоптанной дорожке, нашел то самое решение, что потрясло миллионы людей по всему миру. Электрические чайники существовали почти сто лет, но потом кто-то додумался до контактной подставки и автоматического отключения, и это было То-Что-Надо.

Так что потребность сделать что-то новое со смартфоном, например придать ему круглую форму и удалить функции звонка и отправки SMS, не так уж и глупа. Никто не знает, какой велосипед получится с десятитысячной попытки. Но точно: он не будет идеальным. И когда-нибудь новые непервопроходцы возьмут его и снова переделают.

 

Опубликовано в журнале «Кот Шрёдингера» №4 (06) за апрель 2015 г.