Сокровища. Женщина. Война

Фото из архива ИА РАН
// Найдены серебряные украшения, спрятанные восемь веков назад
Анна Титова

Археологи обнаружили клад прямо под полом кабинета директора тверского музея. Там были спрятаны несколько десятков серебряных украшений XIII века. Журналисты КШ вместе с учеными попытались разобраться, кому принадлежали сокровища и что стало с их владельцем.

Обстоятельства происшествия: восемь веков российской истории

1238 год. Древняя Русь. Тверь. Знатная горожанка идет на торжественную службу в церкви. На её роскошной соболиной шапке светятся серебряные колечки, на плечи спускаются и звенят при каждом шаге цепочки. Она идет, шурша тяжелым богатым платьем, которого не может позволить себе простолюдинка.

Но над городом нависла беда. Татаро-монголы идут на Тверь. Горожанка торопится спасти свои драгоценности и прячет их в единственное надежное место — в землю. Войско хана Батыя врывается в город. Роскошные украшения больше никогда и никому не суждено надеть.

2014 год. Современная Россия. Принято решение о реконструкции здания Тверского государственного объединенного музея. Тверь — город древний. Прежде чем что-то строить, согласно закону нужно обязательно пригласить археологов. Во время спасательных раскопок прямо под полом кабинета директора музея на глубине двух метров они находят клад, прикрытый сверху глиняным горшком.

Вещественные доказательства и мотивы: что именно откопали

На столе передо мной несколько десятков серебряных предметов.

— Вот эти браслеты-наручни надевали поверх одежды, чтобы прихватить слишком широкие рукава, — объясняет мне сотрудник Института археологии РАН Александр Хохлов. Он руководил раскопками в Твери, во время которых был найден клад.

Фото: Дамир Давлетбаев

Для человека XIII века это серебро — огромное состояние, не один «Лексус» по современным меркам.

Среди украшений есть аграфы — это кольца с напускными ажурными бусинами, вероятно, предназначенные для ношения на головном уборе. В ожерелье из дутых серебряных бусин вставлены три больших круглых медальона.

Очевидно, что над всем этим не один месяц трудился искусный ювелир. Украшения выполнены в сложной технике скани и зерни. Скань — это узор из тонкой проволоки, гладкой или свитой в веревочки. А зернь — напаянные сверху серебряные шарики. Их могло быть несколько сотен и даже тысяч.

— Чтобы сделать такое украшение, надо было обладать невероятным мастерством! Припаять на серебряную основу сотни мелких шариков так, чтобы они не расплавились и не отвалились, сложно, — рассказывает Александр Хохлов. — А мастер еще и сочинял узор. Такой вот убор — серебро с чернью, скань и зернь — характерен для княжеско-боярской верхушки на территории почти всей Древней Руси. Этого не было в Западной Европе.

Вдохновение ювелиры черпали, разглядывая роспись храмов, таких как церковь Покрова на Нерли и Успенский собор во Владимире. Так изображения животных переходили с церковных стен на женские украшения.

— Это целая философия, — считает Александр Хохлов. — В ней было много элементов уже христианского мировоззрения, но влиял на нее и языческий мир предков, о котором бабушки тайком шептали своим внукам.

Устанавливаем личность: кем была хозяйка сокровищ и зачем ей были нужны драгоценности

Для человека XIII века это серебро — огромное состояние. И не только из-за художественной ценности изделий, но и просто по весу драгоценного.

— Это не один «Лексус» по современным меркам. Кроме того, сейчас машину можно взять в кредит, а тогда таких возможностей не было, — объясняет мне Хохлов.

Естественно, имя хозяйки драгоценностей восстановить невозможно. Но ясно, что была она из очень состоятельной семьи. А знатная женщина в XIII веке носила драгоценности не только для красоты.

— Это не просто муж ей какие-то красивые побрякушки подарил! Так она демонстрировала окружающим, насколько богат и знатен род, к которому она принадлежит, — говорит археолог, осторожно касаясь остатков украшений.

— Но ведь подвески и бусы могли достаться любимой дочери и от зажиточного отца или матери? — интересуюсь я у Хохлова.

— Теоретически такое возможно. Это сейчас мода меняется быстро. В 50–60-е годы XX века мода держалась пять — семь лет, а сейчас вообще чуть ли не полгода. Чем глубже мы уходим вниз по срезу времени, тем длиннее становятся периоды смены вкусов. Поэтому эти украшения могли быть модными и для мамы, и для дочери. Но в традиционном обществе драгоценности чаще всего принадлежали не лично человеку, а все-таки роду, его главе — мужчине. Хотя есть ряд документов, которые свидетельствуют о том, что уже была и личная собственность. Что могло быть собственностью? У князя — села, табун лошадей, казна, а у княгини — конкретная золотая застежка или пояс.

Фото: Дамир Давлетбаев

Это не просто драгоценности. Это еще один штрих в картину социального устройства Древней Руси.

Можно рассмотреть версию, что обладательница сокровищ была богатой вдовой. Но вероятность этого гораздо меньше. В те времена на Руси даже знатные женщины прав практически не имели. Жена не наследовала все нажитое вместе с мужем. Если она выходила второй раз замуж, все имущество от прежнего супруга доставалось не ей, а детям. Не имела женщина права и на свободное завещание. Так что подарить кому-то такой роскошный набор из серебра знатная тверячка, скорее всего, не смогла бы. Только в конце XIV века, когда люди стали жить немного богаче,  ситуация начала меняться: Дмитрий Донской, например, разрешал своей жене поступать с имуществом по собственному усмотрению.

Тверской клад — это не просто драгоценности. Это еще один штрих в картину социального устройства Древней Руси.

— Находка дорогих украшений, входивших в состав женского боярского убора, в Твери, одном из «молодых» городов северо-восточной Руси, важна для характеристики ее ранней истории. Это значит, что в Твери в начале XIII века уже существовала статусная знать, — поясняет Николай Макаров, академик РАН, директор Института археологии.

— С одной стороны, в Средние века на Руси пролегала гигантская пропасть между разными слоями общества, между их материальной культурой, а с другой стороны, боярин, например, прекрасно понимал, как пашут. Он сам, еще мальчишкой, мог пахать и косить. Садился на таких же коней, что и крестьяне, ощущал те же запахи, — объясняет Александр Хохлов. (Представляю себе эти запахи: навоз, конский и человеческий пот, сено, смола…)

То же самое касалось и женщин. Большинство девочек на Руси активно приучали к труду уже лет с четырех. Знатные особы тут, видимо, не были исключением.

Можно предположить, что хозяйка клада была замужем. В те времена девушки покидали родительский дом очень рано: лет в двенадцать — четырнадцать. Разводиться на Руси было не принято. Брак-то церковный, и расторгнуть его было очень трудно, разве что женщина твердо решила уйти в монастырь и муж против этого не возражает. Вообще нравы были суровые. За пренебрежение общепринятыми понятиями средневекового русского общества мог поплатиться даже князь. В конце XII века бояре сожгли заживо любовницу Ярослава Осмомысла, принудив его дать клятву жить с законной, но нелюбимой женой.

Войдя в дом супруга, знатная тверячка большую часть времени, скорее всего, занималась рукоделием. В свободное время ездила по церквям, реже в гости, а по большей части просто сидела в четырех стенах. Большим разнообразием ее досуг не отличался.

Сокрытие ценностей: зачем были спрятаны сокровища

…На Руси 1238 год. Татаро-монголы на подступах к Твери. Жители города пребывают в тревожном ожидании своей участи. Знатная горожанка, торопливо закопав драгоценности, прикрывает их для надежности глиняным горшочком, отряхивает землю с тонких пальцев. Плачет и молится. Или отдает последние распоряжения челяди.

— Хозяйка поместила украшения в единственный надежный по тем временам сейф — закопала во дворе собственной усадьбы или в земляном полу какой-то деревянной постройки. В начале XIII века в Твери, как и в Москве, даже каменных храмов еще не было, — объясняет Александр Хохлов.

В 1238 году войско Батыя, разгромив Владимир, разделилось. Малая часть воинов во главе с темником Бурундаем идет на север и на реке Сить настигает войско великого князя Владимирского Юрия Всеволодовича. Русские это сражение проигрывают, князь Юрий погибает. Большая часть воинов Батыя, тем временем, движется на северо-запад, к Твери. Достоверно реконструировать эти события невозможно. Даже до конца не ясно, была ли Тверь захвачена Батыем.

Фото: Дамир Давлетбаев

— О взятии Твери татаро-монголами свидетельствует только один источник — Новгородская летопись. Например, Ипатьевская летопись об этом не упоминает, —  объясняет Владимир Кучкин, глава Центра по истории Древней Руси Института российской истории РАН. — Если на месте раскопок имеются следы пожарища и наконечники стрел — они у монголов были специфичные, — не остается никаких сомнений, что свидетельства новгородской летописи о взятии Твери достоверны.

Если город захватывали ордынцы, они разграбляли все дома, все имущество.

— Монголо-татары очень серьезно относились к военным трофеям и в своих военных походах старались обогащаться как можно больше. Так было и в государствах Средней Азии, и в Корее, и в Китае, и на Руси, и в Венгрии, и в Польше, — рассказывает Владимир Кучкин. — По свидетельствам некоторых очевидцев, из города вывозили почти все.

Судьба потерпевшей: смерть или плен

Как сложилась судьба хозяйки драгоценностей? Есть несколько версий. Самая трагичная (и, увы, наиболее вероятная) — она была убита монголо-татарами. Активно сопротивлявшиеся поселени воины Батыя вырезали подчистую.

— Если город долго осаждали, его брали на волне большой ярости, потому что осажденные, понимая, что их ждет, отчаянно сопротивлялись. Для победы над городом требовались большие нервные и физические усилия, в итоге со всеми жителями расправлялись беспощадно. Есть свидетельства, что через шесть лет после захвата Киева монголами за стенами города грудами лежали кости и черепа, — говорит Владимир Кучкин.

Но не факт, что именно так разворачивались события и в Твери. Летописи повествуют, что после нашествия город довольно быстро восстановился — значит, было чему восстанавливаться.

Эта женщина могла бежать из города. Был так называемый Селигерский путь — через верхневолжские озера к Руссе, а затем на север к Новгороду. Но на беженцев нередко нападали ордынцы, грабили, убивали.

Бывали случаи, когда жителей угоняли в плен.

— Эта громадная толпа шла вместе с войском. Через какое-то время выяснялось, что пленные не могут двигаться так же быстро, как конница. Тогда всех пленников собирали в поле и рубили им головы — гибли многие тысячи, — объясняет Кучкин.

Наша героиня могла погибнуть и так. Но были и шансы выжить. Какова могла быть судьба женщины, попавшей в плен? Могла ли она стать наложницей какого-нибудь ордынского военачальника? Может быть, сейчас где-то в мире живут ее потомки с узкими голубыми глазами?

— Это вряд ли, — считает Владимир. — Дело в том, что в этом не было особой нужды. Во-первых, потому что у монголов женщина была спутницей мужчины и воевала наравне с ним. Во-вторых, каждый монгол имел столько женщин, сколько был в состоянии прокормить. Скорее всего, пленниц использовали в хозяйстве. Они ходили за скотом: ухаживали за овцами, верблюдами, буйволами…

Расследование историков и археологов продолжается. И возможно, когда-нибудь мы узнаем новые подробности о древней Твери, серебряном кладе и его хозяйке.

 

Опубликовано в журнале «Кот Шрёдингера» №3 (05) за март 2015 г.