Усыпальница метеоритов

Усыпальница метеоритов

// Как на ледяном континенте ищут лунную пыль и марсианские камни
Авторы: Михаил Ларионов, инженер-физик, участник и руководитель полевых отрядов семи метеоритных экспедиций УрФУ

В январе завершилась первая российская метеоритная экспедиция в Антарктиду. Идея такого похода пришла в голову профессору Уральского федерального университета Виктору Гроховскому, определившему в 2013 году состав и структуру Челябинского метеорита.

Виктор Гроховский

Профессор Физико-технического института УрФУ, член комитета по метеоритам РАН, член Международного метеоритного сообщества. В феврале 2013 метеоритная экспедиция УрФУ, возглавляемая Гроховским, обнаружила и доставила в лабораторию фрагменты Челябинского метеорита. А сам профессор первый исследовал эти образцы и точно установил их метеоритную природу.

По словам учёного, Антарктида — это настоящая сокровищница. В ледяных полях, по которым не ступала нога человека, можно обнаружить и марсианские, и лунные камни — образцы, которые могут перевернуть современные правила классификации метеоритов. Шестеро участников экспедиции провели около двух недель на самом южном континенте в поисках уникальных космических камней. «Кот Шрёдингера» публикует выдержки из полевого дневника участника похода. 

Всего в составе экспедиции было три спортивных туриста: я, Сергей Малагамба и Андрей Королёв. И три альпиниста: Виталий Лазо, Александр Пастухович и Руслан Колунин. Тренировал нас Виталий, так как он этим делом профессионально занимается и много лет подряд руководит высотными экспедициями. Под его руководством мы регулярно прыгали, бегали, отжимались и лазали по скалам на территории горнолыжного комплекса «Уктус» и на горе Волчиха, расположенных недалеко от Екатеринбурга. Нужно было быть в отличной форме: Антарктида не курорт.

14.12.15

Экспедиция началась со сборов в главном здании УрФУ. Нам устроили торжественные проводы. В дорогу дали флаги с символикой нашего вуза; неубиваемые, предназначенные для экстремальных походов ноутбук и планшет Panasonic; сим-карты Iridium для спутниковых телефонов (в Антарктиде обычный смартфон работать не будет) и вязаного пингвина Метеора — талисман экспедиции.

Дальше был перелёт в Москву и пересадка на рейс до Кейптауна.

Фото из архива участников экспедиции

15.12.15

Около десяти часов в самолёте — и вот мы в Южно-Африканской Республике! Отправились в отель. Разместились и стали пялиться в окна, потому что за ними открывался потрясающий вид на Столовую гору — визитную карточку Кейптауна.

16.12.15

После обеда совершили восхождение на Столовую гору, её высота — 1066 метров. По пути встречали толпы людей в футболках с принтами Be the light. Видимо, это какое-то сообщество по борьбе с лишним весом.

17.12.15

С утра съездили в офис авиакомпании, которая нас забрасывала в Антарктиду. Отдали багаж, узнали, что вылет перенесён на день из-за плохой погоды в районе нашей станции Новолазаревская. Немного расстроились. Но на обратном пути зашли на пляж — порезвились в волнах и повеселели. Температура воды — около десяти градусов выше ноля, и народу купается немного, но нас не испугать прохладной водичкой Атлантики.

 Это аэротакси может подбросить практически в любую точку Антарктиды. Главное, чтобы хватило топлива.

20.12.15

Дождались. Утром за нами заехала машина авиакомпании, и мы выдвинулись в аэропорт. В самолёте до Антарктиды познакомились с учёными из Германии. У них тоже с собой был талисман в виде игрушечного пингвина.

За час до посадки в самолёте выключили отопление, мы натянули на себя толстенные тёплые штаны и куртки и стали ждать приземления.

Станция Новолазаревская

Расположена в оазисе Ширмахера на Земле Королевы Мод, в 75 км от побережья Антарктиды. Была открыта 18 января 1961 года во время шестой Советской антарктической экспедиции. Заменила станцию Лазарев, которая находилась на шельфовом леднике и была закрыта из-за угрозы обрушения. В последние годы рейсы принимаются только в период с ноября по февраль, поэтому учёные работают вахтовым методом, меняясь раз в год. На станции есть всё для комфортной жизни, а в 2007 там построили настоящую деревянную баню, которая вошла в Книгу рекордов Гиннеса.

В Антарктиде нас встретила беспросветная пурга — горизонт сливался с небом.

Получили груз. За нами на ратраке (транспортное средство на гусеничном ходу. — «КШ») заехал Андрей Воеводин, начальник Новолазаревской, и отвёз на станцию. Поселились мы в так называемом Зелёном доме вместе с геодезистами.

21.12.15

Съездили на аэродром, забрали сани, генератор, гитару, металлоискатель. Прогулялись по местным моренам (рыхлые горные породы, покрытые ледниковыми отложениями. — «КШ»), потренировались в поиске метеоритов и фиксации образцов.

Вечером прочитали лекцию о метеоритах для полярников.

22.12.15

Погода по-прежнему нелётная. Идут циклоны, и небо затянуто белой мглой — нужно ждать прояснения.

23.12.15

Во время завтрака нас вызвали с аэродрома по рации и сообщили, что через полчаса за нами приедут две «тойоты». Быстро примчались на место. Загрузили в маленький канадский самолётик Twin Otter всё барахло и уселись по местам. Пилот провёл короткий инструктаж на английском, который Виталий перевёл ещё более кратко: «Пристегнуться и заткнуться».

Летели мы не очень долго, зато садились медленно и с трудом. Над горами Ломоносова пилот сделал три круга, примеряясь к посадке. На третий раз лыжи коснулись снега — нас потащило по заснеженной обледеневшей земле, лыжи наехали на кусок льда, и самолёт сильно тряхнуло.

Сверху, в горах, погода была прекрасная: безоблачное небо, штиль, солнце припекает… И мы попросили пилотов прокатить нас метров на триста подальше. Они даже не поморщились — сказали «О’key» и завели мотор.

Перетаскали из аэротакси свою снарягу и попрощались с лётчиками. Самолёт улетел, и мы остались наедине с Антарктидой.

Руслан и Андрей не мешкая нашли небольшое укрытие у самого гребня горы за скальной стенкой — там решили ставить палалатку. Саша и Виталий начали выравнивать площадку во льду, мы с Серёгой принялись  таскать камни для площадки и строительства укрепления — ещё одной стенки.

К вечеру увидели, как со стороны горного массива Вольтат на нас надвигается огромный вал серых облаков. Буквально за час они подошли к нам, поднялся сильнейший ветер, и началась пурга.

Фото из архива участников экспедиции

24.12.15

Утром Андрей остался в лагере: ему нужно было подлечиться — простудился ещё в Кейптауне. Саша сказал, что обследует морены у лагеря. Мы с Серёгой и Руслан с Виталием двумя связками пошли к ледяной горе в трёх километрах от нас. Лёд припорошило снегом — трещин совсем не было видно, поэтому верёвками и связались. И это действительно помогло! Пройдя несколько десятков метров, я провалился в трещину по колено… Потом то же самое произошло с Сергеем. Стали перемещаться аккуратнее.

У подножия горы обнаружили гигантскую морену и россыпи камней. Достали металлоискатель и начали шерстить всё вокруг, постепенно сдвигаясь к дому. В процессе поисков ребята всё время приносили мне разные камни на проверку: я один среди них продолжительное время занимался поиском метеоритов. По большей части их находки были камнями земных пород.

Руслан, видимо, старался найти очень большой метеорит и приносил мне на экспертизу целые булыжники.

25.12.15

Утром ветер усилился, мы решили не выходить на работу и вообще высовываться из палатки по минимуму. Жуткая пурга, видимость слабая, ветер настолько сильный, что практически валит с ног. Коротали время за игрой на гитаре, спали.

26.12.15

До обеда длилась непогода, ближе к вечеру ветер немного стих, и мы решили выбраться на разведку. Ходили недалеко от лагеря и быстро вернулись.

Фото из архива участников экспедиции

27.12.15

С аэродрома нам передали сводку, что циклоны бушуют прямо над нашим районом, и это будет продолжаться до 30 декабря, причём ветер будет только усиливаться. «Куда уж дальше!» — подумали мы. Палатку раскачивало и трясло так, что, казалось, она вот-вот порвётся. Мы не стали впадать в уныние, а выбрались наружу и стали усиливать стенку из камней, подпёрли торец палатки санками, укрепили растяжки. Часть растяжек за ночь порвало — навязали новые, более крепкие. Оставшуюся часть дня провели, глядя в хлопающий брезентовый потолок.

Снаружи заунывно свистел ветер, и выходить по нужде очень не хотелось. Для того чтобы помочиться, у нас были специальные приспособления «пи-боттл», которыми мы успешно пользовались. Но вот чтобы сделать дела «по-серьёзному», нужно было всё-таки пойти на улицу.

Место, где мы в день разбивки лагеря устроили туалет, оказалось прямо на открытом всем ветрам гребне. Пришлось искать новую территорию. Андрей первым приметил место за крупным камнем. Протестировав этот туалет, он шмыгнул в палатку и посоветовал нам надевать поменьше одежды и делать всё быстро. Вторым пошёл Саша. Мы подбадривали его как могли, но каждый думал о том, что в скором времени его постигнет та же участь.

28.12.15

Пурга продолжалась. Начали смотреть фильм «Белый плен», но не закончили — сел аккумулятор в ноуте.

29.12.15

По спутниковому телефону с авиабазы нам сообщили, что к вечеру ветер стихнет, но перед этим будут самые сильные порывы, до 40 м/с, циклон будет разрушаться прямо над нашим районом. К обеду ветер усилился так, что в палатке не слышно было даже голоса соседа. Виталий попытался выйти по нужде, но высунуться было совершенно нереально. Тогда он оборудовал в тамбуре палатки «ка-бокс» и объяснил, как им пользоваться. К вечеру ветер утихомирился. Мы завели генератор и стали заряжать рации, аккумуляторы.

Фото из архива участников экспедиции

30.12.15

Вышли на работу. Перед нами открылись гигантские ледовые поля с камнями. Лёд поблёскивал на солнце. Ветер сдул с него весь снег. Это идеальные условия для поиска метеоритов.

Начали прочёсывать эти поля. Попадалось много чёрных и коричневых камней с корочкой, похожей на кору плавления. Часто встречались какие-то магнитные образцы, у нас даже появился специальный термин «НМХ» — «неведомая магнитная х...». Вечером, когда мы уже направлялись к лагерю, меня окликнул Серёга. По его сияющей улыбке я понял, что он нашёл настоящий метеорит. Я подошёл, посмотрел — действительно метеорит с корой плавления, виднеющейся хондрой, регмаглиптами. Всё как по учебнику.

31.12.15

Рабочий день сделали укороченным — Новый год ведь. Обследовали поля голубого льда вблизи лагеря. На обратной дороге взошли на гору, у подножия которой стоит наш лагерь. Решили назвать её горой Гроховского.

Забрались в палатку и начали украшать её мишурой, нарезать закуски. Включили генератор и запустили на ноутбуке «Иронию судьбы». Начались звонки, поздравления родным и близким, тосты за Большую землю и песни под гитару. Отпраздновали Новый год сначала по камчатскому времени (там у нас Виталий живёт), потом по Казахстану (это моя родина), по Екатеринбургу и по Москве, а вот наступления 2016 года по Гринвичу (местное время) дождались не все — уснули ребята.

Фото из архива участников экспедиции

01.01.16

Выспавшись, выдвинулись всей командой обследовать ледовые поля. Саша вышел чуть раньше: у него болела нога, и он планировал идти медленно. Когда мы с ним поравнялись, он обнаружил уже второй метеорит с чёрной корой плавления и серой внутренней частью.

02.01.16

Решили сменить тактику и разделиться. Андрей и Виталий пошли в разведку на нунатак (окружённый льдом скалистый пик. — «КШ»), что в восьми километрах к югу от лагеря. Я и Серёга отправились прочёсывать всё те же ледяные поля. Саша взял металлоискатель и стал обследовать морены у лагеря. Руслан на полях недалеко от нас должен был вырезать блок голубого льда для Петербургского института ядерной физики — нужно было привезти им космическую пыль для исследований.

Прочёсывали поля мы целый день и весьма тщательно. К вечеру окончательно задолбались и для моральной разгрузки решили продолжить обыскивать поле голубого льда, где работал Руслан, не зигзагами, как всё это время, а выписывая неприличные слова треком в навигаторе. Это нас увлекло и заставило забыть об усталости.

Вернулись ребята, ходившие в разведку на нунатак, и сообщили, что там ничего нет. А Руслан, который целый день работал в ледяном забое, нашёл советский метеозонд, вероятно, годах в семидесятых запущенный с Новолазаревской.

Фото из архива участников экспедиции

03.01.16

Снова вышли всей бригадой. Виталий и Андрей стали зондировать нижнюю часть морены и голубой лед. А я, Серёга и Руслан — верхнюю часть, где остались недообследованные места. Саша был свободным поисковиком и старался пройти участки, куда ещё никто из нас не совался.

04.01.16

Нужно было обследовать поля у горы Форпостен в восьми километрах к северу от палатки. На разведку отправились четверо: я, Серёга, Виталий и Андрей. Саша с Русланом остались выпиливать блоки голубого льда у горы Гроховского и горы Уральских Метеоритчиков — Виталий и Андрей совершили восхождение на эту безымянную гору и так её окрестили.

Погода стояла чудесная, полный штиль, солнце очень тёплое. У горы Форпостен просмотрели морены и обошли гору с северной стороны. Рядом со склоном обнаружили во льду мульду (чашеобразное углубление в леднике. — «КШ») размером с аэробус.

На связь периодически выходили Саша с Русланом. Они сообщили, что нашли трещину у горы Уральских Метеоритчиков и Руслан полез туда доставать блок льда с глубины 10 метров.

С горы Форпостен открывался красивый вид: поля льда выглядели как сверкающее на солнце застывшее море.

Вечером, когда мы возвращались, ледник под ногами кряхтел и трещал — сказывался перепад температур.  Последний рывок до лагеря — сто метров по снежку и в горку — был просто убийственным. Мы еле заползли в палатку. А там Руслан встретил нас вкуснейшим капучино.

Фото из архива участников экспедиции

05.01.16

Утром поднялся ветер, поэтому решили далеко не ходить и обследовали поля вблизи лагеря. Вечером сообщили, что погода портится и желательно нам вылететь 6 января, иначе можем попасть в циклон и просидеть тут долго. Руслан, Андрей и Виталий отправились на поиски пригодного для посадки самолёта места.

06.01.16

Начали собирать лагерь, упаковываться и готовить посадочную полосу.

Руслан нашёл ровное место на леднике. Когда размечали там полосу, обнаружили, что в конце площадки есть несколько серьёзных трещин, — экстренно перенесли полосу на 50 метров вправо. Самолёт при этом уже кружил над нами. Сел он мягко. Мы попросили лётчиков держать путь над массивом Вольтат: очень хотелось полюбоваться на него с неба.

07.01.16

Отлёживались на Новолазаревской, сходили в местную баню. Вечером пообщались с геологом с индийской станции Майтри, показали ему наши образцы и несколько красивых камней. Некоторые камни он сразу определил как дымчатый кварц и аметист.

08.01.16

Днём прилетел самолет Ил-76, который позже должен был забрать нас из Антарктиды, а сейчас он доставил смену полярников для индийской базы и начальника Российской антарктической экспедиции Валерия Лукина.

Фото из архива участников экспедиции

09.01.16

До обеда сбегали на станцию Майтри, поболтали, посмотрели комнатку-храм, где представлены разные религии, приняли участие в церемонии передачи ключа от старой смены новой.

Примчались на Новолазаревскую и там выступили с докладом о результатах нашей экспедиции, показали метеориты, зонд, подозрительные камни.

10.01.16

Вылетели на север в Кейптаун. В самолёте смотрели фильмы про дикую природу и спали.

11.01.16

В Кейптауне выбрались на пляж, попробовали было заняться сёрфингом, но поняли, что ноги нас не держат. Так что пришлось прижаться пузом к доске и бултыхаться, как на надувном матрасе.

13.01.16

Нашли магазин камней, увидели там метеориты на продажу. Ребята попросили меня проверить, настоящие ли они. Оказалось, вполне настоящие. Купил для лаборатории четыре штучки. Среди них один очень интересный железный метеорит — судя по всему, обломок знаменитого Гибеона, который упал на Землю примерно 500 тысяч лет назад. Взял его за 100 рандов — это 500 наших рублей.

Фото из архива участников экспедиции

14.01.16

Отправились домой. Была пересадка в Дубае, ночевали там в аэропорту. Ночью в Дубае ужасный дубак! Пришлось даже достать одежду, в которой ходили в Антарктиде.

16.01.16

Ещё одна пересадка в Москве, и мы дома. Все радовались и думали: «Наконец-то можно будет обнять родных, принять горячую ванну и растянуться на своей кровати».

Ну и конечно, всем поскорее хотелось передать в лабораторию Extra Terra Consortium, где наши уральские материаловеды изучают внеземное вещество, собранные в Антарктиде образцы. Правда мы с собой привезли не всё, чтобы перевеса в самолёте не было. Взяли только самые любимые камни. Среди них два образца, которые совершенно точно имеют метеоритную природу, это мы ещё в экспедиции установили. Остальные осколки, а их там свыше сотни, нужно тщательно исследовать под электронным микроскопом, но тут придётся подождать — большую часть наших находок только в апреле отправят в Екатеринбург со станции Новолазаревская.

 

 

Опубликовано в журнале «Кот Шрёдингера» №3 (17) за март 2016 г.

Подписаться на «Кота Шрёдингера»