Кип Торн: «Зачем мне Бог, если я занимаюсь тем же самым?»

Кип Торн: «Зачем мне Бог, если я занимаюсь тем же самым?»

Авторы: Ольга Андреева, Михаил Казанович

Один из тех, кто стоял у истоков эксперимента по регистрации гравитационных волн, — американский астрофизик Кип Торн, профессор Калифорнийского технологического института, автор множества фундаментальных работ, близкий друг Стивена Хокинга.

[От редакции: В журнале «Кот Шрёдингера» №3 (17) за март 2016 года, в материале «Зачем мне Бог, если я занимаюсь тем же самым?» не был указан один из авторов этого текста — Михаил Казанович. Приносим Михаилу свои извинения.]

В безумных семидесятых Кип Торн был хиппи, носил длинные волосы и ухаживал за всеми симпатичными женщинами подряд. Когда в 2012 году мы встретились с ним в Москве после лекций на физфаке МГУ, Торну было 72. От хипповского прошлого остались седая борода, лысина и головокружительное обаяние. Женщины падали. Торн не изверг и вовсе не хотел, чтобы женщины падали зря. Поэтому на лекциях о гравитационных волнах он обязательно показывает мультик о том, как в чёрную дыру падает прекрасная блондинка. Судьба её печальна. При приближении к вращающемуся объекту такой массы блондинка неизбежно попадёт в индуцированную гравитационную волну. Эта волна очень похожа на электромагнитную и состоит из чередующихся полей — вортекса и тендекса, как называет их Торн. Каждое поле закручивает пространство в свою сторону. Поэтому ноги блондинки оторвутся от головы и будут крутиться по часовой стрелке, а голова — против.

«Попались! Зафиксированы гравитационные волны» 

Читайте о том, как обсерватория LIGO получила прямое подтверждение существования гравитационных волн, в специальном матерале «КШ».

Торн немножко издевается и хочет, чтобы аудитория улыбнулась. Но в тот день российская физическая общественность не улыбалась, а трепетала: речь шла о столкновении двух чёрных дыр — величайшей из возможных катастроф Вселенной. И лекцию читал величайший из живых физиков мира. Тогда Торн торжественно обещал, что к 2017 году столкновение дыр войдёт в число наблюдаемых явлений. Его прогноз сбылся даже раньше намеченного срока.

В любой науке есть текущие вопросы и есть горизонты знания, за которыми вопросы задавать невозможно — непонятно, о чём спрашивать. Торн — один из очень немногих, кто всю жизнь ухитрился простоять на линии горизонта. Там, за горизонтом известной физики, лежит море доселе неведомых проблем. Чтобы перейти этот физический Рубикон, надо разобраться, как устроена гравитация. Именно гравитация, как уже догадались физики, есть то самое нечто, что свяжет две базовые теории, описывающие мир. Но как?

Ещё в начале семидесятых Торн пришёл к выводу, что искать надо в зонах искривления, там, где пространство-время подвергается деформациям. Из этого искривлённого пространства-времени состоит около 85% вещества чёрных дыр и 100% гравитационных волн. Но для того чтобы что-то изучать, надо иметь объект изучения. А как, спрашивается, изучать гравитационную волну, если она уже сто лет как существует исключительно в теории?

Начиная с 1989 года Торн с наивной упёртостью хиппи доказывал научному менеджменту США, что гравитационные волны есть и их обязательно надо поймать. Это, конечно, влетит в копеечку, но оно того стоит. Не прошло и 30 лет, как оказалось, что Торн был прав. О-ля-ля! Со стороны все подвиги выглядят так легко!

Я не знаю, как сейчас выглядит Торн. Но тогда, четыре года назад, он был похож на большого сутулого сома, вечного хиппи и Бога — такого, каким он представляется в детстве. Насчёт сома и хиппи, я думаю, он бы возражал. Но своей связи с божественным опытом Торн никогда не скрывал.

— Гипотеза Бога мне кажется совершенно бесполезной, — ответил он на мой вопрос о научной значимости идеи высшего разума. — Я всю жизнь пытаюсь разобраться в том, как устроена Вселенная. Зачем мне Бог, если я занимаюсь тем же самым?

 

 

Опубликовано в журнале «Кот Шрёдингера» №3 (17) за март 2016 г.

Подписаться на «Кота Шрёдингера»

Интеллектуальный партнёр