Homo sapiens в марте

Фото: Dragon Images/Shutterstock
// Коротко и быстро об основных новостях наук о человеке
«КШ»

Почему мы становимся конформистами

// Соглашаться с толпой человека заставляет страх лишиться удовольствия

Когда человек делает какой-либо выбор, например, знакомится с красоткой и пытается решить для себя, действительно ли эта девушка — подходящая пассия, он всегда ориентируется на оценки своих родственников, друзей или коллег, то есть на мнение большинства. Человеку свойственно поддаваться социальному влиянию в ситуации выбора, считают социальные психологи. В эти моменты индивидом руководит страх не получить поощрения за принятое решение или попросту страх ошибиться. В науке такое явление называется ошибкой предсказания вознаграждения (ОП).

До недавнего времени эти выводы основывались лишь на наблюдениях, и никто не знал, что именно происходит в голове человека во время принятия решений. Эксперименты с функциональной магниторезонансной томографией (фМРТ) показали, что в головном мозге есть несколько областей, отвечающих за подверженность индивида мнению большинства: это отдел лобной коры, а именно ростральная цингулярная зона (RCZ), которая генерирует сигналы об ошибке, и часть черной субстанции среднего мозга (NAc) — она вырабатывает нейромедиатор дофамин, который вызывает у человека чувство удовольствия.

Так вот, если девушка понравилась индивиду и также приглянулась его окружению, RCZ посылает позитивный сигнал, NAc выбрасывает дофамин — и человек испытывает радость. Если же близкие люди отвергают сделанный индивидом выбор, то срабатывает негативный сигнал и происходит снижение выработки дофамина, а оступившийся (по мнению большинства) грустит, словно ученик, который получил двойку, и стремится исправить свою оплошность, то есть согласиться с остальными.

Эти эксперименты доказывают, что, пересматривая свое решение в пользу окружающих, люди не просто прикидываются, чтобы от них все отвязались, а действительно меняют мнение. Вот так, пугая лишением радости, мозг заставляет нас становиться конформистами.

Кто исследовал Василий Ключарев, Иван Зубарев, Анна Шестакова, НИУ «Высшая школа экономики», Санкт-Петербургский государственный университет, Университет Базеля.

Где опубликовано Экспериментальная психология. 2014. № 4. С. 20–36.

 

Фотобанк Лори

Девочки все-таки умнее мальчиков…

// …но с возрастом это проходит

Уже много-много лет идет спор о разнице в интеллектуальных способностях мужчин и женщин. Наконец в нем поставлена точка или, по крайней мере, жирная запятая. В Москве было проведено исследование, в котором приняли участие более 2000 школьников. Детям предлагался тест интеллекта — матрицы Равена. Его результаты не зависят от прилежания и аккуратности.

Результат такой: с 4-го по 8-й класс девочек с «интеллектом явно выше среднего» больше, а с «интеллектом явно ниже среднего» меньше, чем мальчиков. Но к 9-му классу эта разница практически сходит на нет.

Кто исследовал Сергей Ермаков, Мария Сорокова, Московский городской психолого-педагогический университет.

Где опубликовано Психологическая наука и образование (электронный ресурс). 2014. № 4.

 

Фото: Kues/Shutterstock

Стыд мешает бороться с бедностью

// Психология низкого уровня жизни

Бедность — это не только низкий уровень жизни, но и своего рода социальное клеймо на человеке («неудачник», «слабак», «неприспособленный»). В современном обществе бедность воспринимается не как беда человека, а как его вина. Стыд ослабляет социальные связи, вызывает изоляцию, мешает принимать помощь — такой тезис доказывают ученые из Высшей школы экономики. Тема актуальная, учитывая нарастающий в стране кризис.

«Эмоциональный режим бедности — это повседневный стыд в разных формах <...> Важно понимать необходимость построения альтернативных дискурсов в отношении бедности и формирования способов ослабления негативных последствий стыда не только посредством улучшения материально-экономического положения бедных людей, но и посредством их активного включения в культурную и политическую жизнь общества, чему в значительной мере могли бы способствовать конструктивные социально-политические программы», — пишет автор работы.

Кто исследовал Ольга Симонова, НИУ ВШЭ.

Где опубликовано Журнал исследований социальной политики. 2014. Т. 12. № 4. С. 539–554.

 

Фотобанк Лори

Чем ученые отличаются от военных

// Счастье одно, но находят его по-разному

Кто счастливее: те, кто живет и работает в рамках жесткого регламента и дисциплины, или люди свободных профессий, которые сами организуют свою деятельность, планируют свое время и не обязаны выполнять чьи-то приказы? Психологи выяснили это, сравнив две группы добровольцев. В первую вошли 44 военных летчика, во вторую — 40 представителей творческих профессий: ученые, журналисты, художники. Средний возраст испытуемых — около 33 лет.

Всех их обследовали с помощью теста эмоционального интеллекта (EQ), а также опросников, включающих шкалу удовлетворенности жизнью и шкалу субъективного счастья.

Оказалось, что у испытуемых обеих групп одинаково хорошо развит эмоциональный интеллект, то есть понимание своих эмоциональных состояний и способность ими управлять. Но вот счастье военные и представители свободных профессий переживают по-разному. Летчики больше радуются жизни, чем ученые или другие творческие личности. И одна из основных причин этих различий состоит в том, что последние стараются казаться старше своих лет, поскольку воспринимают старших коллег как успешных и солидных. Вот только старания эти, естественно, оказываются пустыми. А военные чаще чувствуют себя моложе реального возраста, и их счастье зависит, скорее, от конкретных достижений в службе.

Кто исследовал Надежда Терехина, Институт психологии РАН.

Где опубликовано Экспериментальная психология. 2014. № 4. С. 52–65.

 

 

Опубликовано в журнале «Кот Шрёдингера» №3 (05) март 2015 г.

Подписаться на «Кота Шрёдингера»