«Кот Шрёдингера»

Термоядерный юмор

— Когда всё-таки появится термоядерная энергетика? — спрашивают знаменитого физика-ядерщика.
— Лет через двадцать — двадцать пять.
— Но вы уже это предсказывали двадцать пять лет назад.
— Как вы можете убедиться, я не меняю своего мнения.


Анекдот, придуманный физиками четверть века назад, нисколько не утратил актуальности: в начале 1990-х смеялись над оптимистичными прогнозами 1960-х — теперь можно улыбнуться, вспоминая прогнозы девяностых.

Термоядерный фольклор уходит бородой в ещё большую древность — вот, например, какими частушками в 1970-м ученики поздравляли с 75-летием Игоря Тамма, одного из отцов советского термояда:

Говорят, говорят, скоро будет термояд.
Будет мирный, будет смирный, управляемый.
Нам об этом термояде говорили в детстве дяди.
А теперь мы сами дяди, сами то же говорим
И мечтой о термояде все горим, горим, горим!

А что же говорят дяди сейчас? Разговоры о скором решении главных энергетических проблем человечества с помощью термоядерного синтеза продолжаются. С учётом предыдущих ошибок многие физики предсказывают энергетическую революцию лет эдак через двадцать — двадцать пять.

Они серьёзно? Абсолютно. Работа над одним из крупнейших мегапроектов человечества — реактором, способным приручить термоядерную энергию, — шла все эти годы. В 1980‑х общими усилиями цивилизованного мира неподалёку от Марселя начали строить ИТЭР (International Thermonuclear Experimental Reactor — Международный экспериментальный термоядерный реактор).

В основе его конструкции лежит родившаяся в институте Курчатова (тогда он назывался Институтом атомной энергии) идея токамака. Эта аббревиатура, вошедшая в другие языки, означает «тороидальная камера с магнитными катушками». Попросту говоря, большой бублик, в котором с помощью магнитных полей пытаются удержать плазму — и никак не могут. То денег не хватает, то компьютерных мощностей, то евробюрократия мешает, то США выходят из проекта, то ломается что-нибудь…

Термоядерная реакция — это процесс, при котором лёгкие атомные ядра объединяются в более тяжёлые и#nbsp;выделяется огромное количество энергии. Природным термоядерным реактором является Солнце. Идея скопировать суперэффективную технологию и построить бесперебойный источник питания для наших растущих энергетических нужд представляется очень заманчивой. Но и трудностей на этом пути более чем хватает.

В августе 2020 года случилось долгожданное — началась сборка ИТЭРа. Запустить реактор и получить на нём первую плазму планируют в 2025 году. Но даже если он будет прекрасно работать, пройдут десятилетия, прежде чем такие установки смогут выпускать в промышленных масштабах и будет решена одна из главных проблем нашей энергоёмкой цивилизации.

Снова мечты? А мне кажется, ирония ситуации не в наивном оптимизме физиков, а в нашем наивном нетерпении. Даже удивительно, что мы ещё способны браться за проекты, практический эффект от которых можно ждать много десятков лет. Готические соборы строились столетиями — вера была достаточно мощным двигателем цивилизации, чтобы заставлять людей доводить до конца по-настоящему долгосрочные начинания. Так неужели мы не сможем реализовать великий проект, вдохновлённый не верой, а разумом?

Опубликовано в журнале «Кот Шрёдингера» № 1 (42) 2020 г.
/ Диктатура будущего #научный анекдот