«Небо одно на всех»

«Небо одно на всех»

// Выбрать имя для экзопланеты
Авторы: Светлана Соколова-Михайлова

В феврале этого года завершился конкурс Name­Exo­Worlds. Международный астрономический союз подбирал имена для 14 звёзд и 31 экзопланеты. Предложить название мог абсолютно любой человек. За два года жюри изучило более полумиллиона заявок от участников из 182 стран. Теперь где-то высоко над нами движутся по своим траекториям Иоганн Липперсгей — один из изобретателей телескопа, ирландское божество Огма, тайский мифический крокодил Чалоуэн и Дон Кихот с Дульсинеей. Среди тех, кто отвечает за именование космических объектов, — астроном Юлия Чернетенко.

Читайте также: 

Волюшка, Девтергея, Киндербург 

На какой улице, в каком городе и на какой планете вы хотели бы жить?

[Кот Шрёдингера] Прикладная задача земной топонимики — помогать людям ориентироваться. А зачем нужны имена астероидам или деталям рельефа на Плутоне? Какой в этом смысл для науки?

[Юлия Чернетенко] Мне кажется, что, присваивая объектам имена, человек включает их в свою сферу обитания, ассоциаций, образов — делает более узнаваемыми. Вот смотрите, астероид Апофис люди называли в основном именно так, хотя у него был номер. То же с кометой Чурюмова — Герасименко. Номер безлик, хуже запоминается, не вызывает ассоциаций.

Конечно, для сугубо научных задач номера достаточно, но, скажем, обозначать номерами детали рельефа зачастую не­удобно. Эту мысль можно довести до абсурда и предложить присваивать номера людям, рекам, городам. Будет ли приятнее жизнь человека под номером 123? Мы стремимся очеловечить всё вокруг, и придание имени, в том числе таким далёким от повседневной жизни малым планетам, работает на эту задачу.

[КШ] Какими характеристиками ­должна обладать малая планета, чтобы получить имя?

[ЮЧ] При обнаружении ей дают предварительное обозначение. Если наблюдения позволяют вычислить поисковую эфе­ме­ри­ду, то можно уточнить ­орбиту и продолжить изучение. Когда орбита хорошо известна, планета получает постоянный номер. 

Малых планет с постоянными номерами в настоящее время почти 490 000.

Если определить орбиту не удаётся, в дальнейшем планета может быть открыта заново и получить при этом новое предварительное обозначение. Специальные программы определяют возможную орбиту малой планеты, по вычисленной орбите ведётся поиск отдельных наблюдений в прошлом. В результате планета получает постоянный номер. Остальные называются ненумерованными.

Юлия Чернетенко, доктор физико-математических наук; научный сотрудник Института прикладной астрономии РАН; член Международного астрономического союза, участник рабочей группы по наименованию малых тел: комет, малых планет и их спутников.

Для планеты с постоянным номером первооткрыватель может предложить (а может и не предлагать) название, которое рассмотрит комитет по наименовани­ям. Число предложений от одного наблюдателя не должно превышать двух в течение двух месяцев. Публикация названия в «Циркуляре Центра малых планет и комет» является актом закрепления имени этой малой планеты. Количество планет с именами составляет порядка 20 000.

[КШ] Из каких соображений люди предлагают названия? Хотят увековечить чью-то память или просто любят красивые слова?

[ЮЧ] Я считаю, что первая причина основная. Увековечить, выразить любовь-уважение-восхищение-признательность-благодарность, запечатлеть уникальность, неповторимость чего-то. А просто красивые слова… Выбор же надо обосновать. А мы потом эти обоснования рассматриваем и обсуждаем.

[КШ] Зачем при выборе имён для небесных тел учёные советуются с людьми, далёкими от науки?

[ЮЧ] Говоря высоким слогом, небо одно на всех. Поэтому право каждого человека — иметь своё представление о том, как следовало бы назвать тот или иной космический объект. Для этого не нужно быть учёным.

 

Опубликовано в журнале «Кот Шрёдингера» №6 (32) за июнь 2017 г.

Подписаться на «Кота Шрёдингера»