О пользе розовых очков

// Почему не так важно «реалистично» оценивать собственные возможности
Светлана Скарлош

Однажды в интернете мне попалась фраза: «Психотерапевт — ​это менеджер по связям с реальностью». Да-​да, так и есть. Мы такие. А то, понимаешь, сидят пациенты годами в своих иллюзиях, развешивают на окружающих проекции, ­идеализируют всё подряд: от себя до устройства мира. Потом разоча­ровываются, вытесняют килограммами ­травматичный опыт, уходят в отрицание, как подсудимые в отказ. Мы же за реалистичность, аутентичность и всяческую аде­кват­ность. А кто нет?

Пациенты сами жалуются: «Вот, смотрела на мир через розовые очки: за границей хотела учиться, MBA получить, замуж выйти по любви за богатого и душевного мужчину, медовый месяц в Париже провести, и что в итоге? Съёмная квартира в Мытищах, подозрение на алкоголизм в начальной стадии и женатый плешивый любовник на сдачу. На что я гожусь? Зачем так жить?»

И погружается такая пациентка в длительную депрессию. По утрам просыпаться не хочет, в выходные из дома ни ногой. Не красится, не складывает диван. Ест только чипсы с пивом. Не знакомится ни с кем. Не смотрит учебные программы и не ищет дешёвые билеты в Париж. Плетётся, презирая себя, на постылую работу. И говорит на очередной консультации психотерапевту: «Шансов нет. От меня уже ничего не зависит. Я старалась, и то делала, и это, но, видимо… Не судьба». И чем дольше она так живёт, тем больше не судьба.

Американский психолог Мартин Селигман назвал бы это не депрессией, а выученной беспомощностью. Точнее, он считал, что механизм у депрессии и выученной беспомощности один и тот же. Селигман провёл серию известных экспериментов, в которых сперва у собак не было шансов избежать ударов током, но затем, когда шансы появились — ​вольеры открыли, и можно было убежать, — ​животные не делали никаких попыток спастись, а ложились на пол и скулили. С людьми было то же самое, ​только их не били током, а предлагали какое-​то время решать заведомо нерешаемые задачи, приговаривая: «Ну что же вы? Это же так просто!» После чего испытуемые не могли справиться даже с самой простой задачкой.

В другом эксперименте, к которому Селигман тоже имел отношение, двум группам (одна состояла из здоровых людей, другая из больных депрессией) предложили выполнить ряд несложных заданий. С одним условием: экспериментаторы могли тайно вмешиваться, помогая или мешая участникам. А те после ­окончания эксперимента должны были оценить, в какой ­степени они контролировали процесс, а в какой от них ­ничего не зависело (судьба, так сказать). Предполагалось, что здоровые оценят свои возможности адекватно, а депрес­сивные их занизят. Результат изумил учёных: ­больные оценили своё влияние и возможности очень ­точно, а здоровые заметно переоценили собственный вклад в успех. Мартин Селигман даже заподозрил, что умеренная депрессия — ​этакое эволюционное приспособление психики, которое позволяет объективнее воспринимать реальность и освобождает от «розовых очков».

Но есть одна проблема. Наряду с иллюзиями депрессия блокирует активное поведение, снижает способность действовать, и лежит такой реалист на диване с трезвым и абсолютно бесполезным видением ситуации, пока фантазёры с завышенной самооценкой покупают по акции билеты в Париж и прямо в самолёте знакомятся с будущими половинками. Вот что об этом пишет психофизиолог, доктор медицинских наук Вадим Ротенберг: «Неспособность к строго объективному восприятию реальности, оптимистический взгляд на вещи и на самого себя, завышенное представление о собственных возможностях и способности контролировать ситуацию — ​эти особенности присущи здоровому человеку потому, что позволяют ему активней бороться с трудностями и бросать миру вызов вопреки отсутствию твёрдых, гарантированных шансов на выигрыш».

Читатель справедливо заметит: а как же разочарование в случае неудачи? А если неудач будет несколько и под их гнётом человек заболеет выученной беспомощностью, то есть, простите, депрессией? Бывает и такое. И Селигман, и Ротенберг пишут, что устойчивость к фрустрации у всех разная, зависит от са­мо­оцен­ки и стиля интерпретации неудач. Но, претендуя на большее, человек всегда получает хоть что-​то. Как говорится, «не догоню, так согреюсь». А не претендуя ни на что — ​скорее всего, депрессию.

P. S. Не выбрасывайте совсем ваши розовые очки. Иног­да они бывают кстати.

 

Опубликовано в журнале «Кот Шрёдингера» №7-8 (33-34) за июль-август 2017 г.

Подписаться на «Кота Шрёдингера»