#ИхНеВзяли

// Фейсбучный флешмоб как притча о всемогущем мозге
Алёна Лесняк

Недавно в русскоязычной части Facebook прошёл любопытный флешмоб: сотни пользователей признавались в своих неудачах под хэштегом #МеняНеВзяли. Зацепила эта волна исповедальности и учёных, профессоров, известных писателей — все рассказывали о провалах при устройстве на работу или поступлении в вуз. Отголоски этих откровений до сих пор мелькают в фейсбучной ленте… И я подумала: а что, если бы в этом флешмобе поучаствовали, скажем, великие учёные и изобретатели XX века?

Давайте дадим волю наглой фантазии и представим, что бы на этот счёт написал, допустим, нобелевский лауреат Альберт Эйнштейн.

Когда мне было 16, #МеняНеВзяли в Швейцарский политехнический институт — провалил часть экзаменов. Вообще-то, к тому моменту я и школу не окончил. Она была точно казарма. Учителя велели ходить строем, а когда я отказывался, говорили: «Из вас, Альберт, ничего путного не выйдет». Недавно меня спросили, как это я додумался до теории относительности. Вероятно, причина в следующем: нормальный взрослый человек вообще не размышляет о пространстве и времени — он думал об этом в детстве. Я же развивался интеллектуально так медленно, что пространство и время занимали мои мысли, когда я был уже взрослым. Естественно, я мог глубже вникнуть в проблему, чем ребёнок.

А чем поделился бы один из самых успешных американских изобретателей и предпринимателей Томас Эдисон?

#МеняНеВзяли в школу, а точнее, забрали оттуда спустя некоторое время после поступления… Я всегда был в числе последних в классе, мой отец думал, что я глуп, да я и сам считал себя тупицей. Но моим образованием занялась мать, Нэнси Эллиот. Она позволяла мне делать то, что меня интересовало. Это было совсем не так, как в школе: там заставляли заучивать огромные тексты, а я не хотел и не мог ничего запомнить. И я понял, что так происходит не только в школе, но и во взрослой жизни: большинство людей готовы много и тяжело трудиться, лишь бы избавиться от необходимости немножко подумать.

Цитаты, разумеется, не дословные — скомпилирован­ные из разных высказываний Эйнштейна и Эдисона, а также воспоминаний их современников, — однако вполне документально реконструируют факты биографии гениев: их обоих в детстве считали умственно отсталыми.

К чему я затеяла мысленный эксперимент? По мне, так этот флешмоб и истории великих умов прошлого — разные грани одной притчи о том, что мир и люди вокруг вовсе не такие, какими нам представляются. Да мы и сами порой не то, что о себе думаем.

Нам свойственно замыкаться в шорах зачастую ложного представления о себе. Хочется выучить китайский, но страшно запутаться и потонуть в этих замысловатых иероглифах; есть желание научиться программировать, да в школе учителя сказали: «Ты же гуманитарий» — вот и эта идея задвинута куда подальше…

А ведь все мы могли бы стать гораздо счастливее, если бы позволили себе сделать маленький шажок за пределы своих нынешних способностей, как это сделали участники флешмоба и Эдисон с Эйнштейном.

К тому же, как показывают эксперименты учёных, исследующих пластичность мозга, центральная нервная система способна творить чудеса. Популярное в недавнем прошлом убеждение, что в зрелом возрасте мозг не развивается, а все наши чувства и способности управляются только из строго локализованных в мозге функ­цио­наль­ных зон и никак иначе, опровергнута.

Пожалуй, самыми громкими доказательствами ­этого могут служить эксперименты американского нейрофизиолога и врача-реабилитолога Пола Бах-у-­Риты, пациенты которого — пожилые люди с безнадёжно повреждёнными после инсульта речевыми центрами Брока и Вернике — снова начинали говорить. А люди с поражениями моторного и премоторного отделов коры головного мозга, отвечающих за множество функций, в том чиcле за ходьбу, вставали на ноги и через год-другой бегали не хуже, чем в молодости.

Этот учёный, его коллеги и последователи показали, что, если мы задаёмся целью научиться чему-то или заново обрести утраченные способности, наш мозг придумывает массу вариантов для воплощения задуманного: наращивает нейронные связи, делегирует управление функциями тела и органов уцелевшим участкам. Главное, что должны сделать мы, — довериться мозгу и перешагнуть границу своих ожиданий, ведь только за этим горизонтом совершаются настоящие открытия.

 

Опубликовано в журнале «Кот Шрёдингера» №6 (32) за июнь 2017 г.

Подписаться на «Кота Шрёдингера»