Посмотреть в чёрное зеркало

// Технологии не меняют человека, а обостряют человеческое
Григорий Тарасевич

О сериалах я могу говорить бесконечно. Даже об очень тупых. Хотите, прямо сейчас прочитаю лекцию на тему «Экзистенциальные парадигмы героев “Интернов”» или «Тектоника плит в боевике “Полиция Гавайев 5.0”»? Не хотите? Зря, я бы, наверное, смог.

Сериалы считают низким жанром. Ну да, они требуют куда меньше мозга, чем просмотр какого-нибудь Бергмана или Вендерса. В этом-то и прелесть. Виртуальные герои сериала живут своей жизнью. Они сами принимают решения, сами разрешают конфликты. Тебе остаётся лишь наблюдать, радуясь, что проблемы людей на экране — не твои проблемы.

Но эта колонка не про сериалы вообще (а жаль!). Она посвящена конкретному произведению — британской антиутопии «Чёрное зеркало». Сразу хочу предупредить, что в большинстве русских переводов есть мат. Поэтому особо трепетным особам смотреть не рекомендуется. А в остальном сериал уважаемый, интеллектуальный, высокорейтинговый, почти культовый.

Аннотация к фильму такая: «За последние десять лет технологии всесторонне изменили нашу жизнь, прежде чем мы успели опомниться и усомниться в них. В каждом доме, на каждом столе, на каждой ладони — плазменный телевизор, монитор компьютера, дисплей смартфона — чёрное зеркало нашего существования в XXI веке…»

Каждая серия — отдельная история о том, как технологии (существующие или гипотетические) меняют жизнь человека. Сюжетные линии между собой напрямую не связаны, их объединяет только общая тема.

Вот общество, где возможности человека определяются поставленными ему лайками. Вот кибер-террористы манипулируют гражданами и даже премьер-министром (спойлер: бедняге будет очень неприятно). Вот компьютерные игры, в которых монстры персонально формируются для каждого игрока и совсем уж неотличимы от реальных…

«Чёрное зеркало» можно долго обсуждать, разбирать по осколкам, соотносить фантастические гаджеты с теми, что уже сейчас продаются в магазинах или создаются в лабораториях. Но объём колонки ограничен, и хочется сразу перейти к главному.

А главное, как мне кажется, в том, что технологии не меняют, а обостряют человеческое. Угрозу несут не приборы, а люди. У Пол Пота не было ни компьютеров, ни интернета, ни нейроимплантатов. Но это не помешало ему истребить почти треть населения страны. В Руанде у хуту, вырезавших тутси, были в основном мачете. С апреля по июль 1994 года ими было убито больше полумиллиона человек.

В одном из эпизодов «Чёрного зеркала» технологии создают у солдат иллюзию, будто они стреляют не по людям, а по чудовищам-мутантам. Это снимает моральные барьеры и позволяет убивать с чистой совестью. Можно долго рассуждать о виртуальной реальности и нейроинтерфейсах, но такой приём, как лишение противника человеческих качеств, практиковался ещё в Античности. На любой войне вражеский солдат кажется не совсем человеком: он зомби, сектант, сума­сшедший. Я помню, как во время первой чеченской бойцы федеральных войск рассказывали мне про боевиков: мол, все они сидят на тяжёлых наркотиках и в сознание не приходят. А сепаратисты говорили примерно то же про российских военных.

В «Чёрном зеркале» технологии доводят до крайности уже существующие вещи. Лайкозависимое общество, разделённое на касты в зависимости от рейтинга в социальных сетях, — очень красивая метафора. Актуальная для любого общества, где правят репутация и имидж.

Из соцсетей можно сделать убийцу, а можно — спасителя. Я, например, как-то познакомился с девушкой на сомнительном сайте знакомств… В следующем году мы отметим десятилетие нашего счастливого брака. Но тот же инструмент можно использовать, чтобы разрушить семью, как в эпизоде про компромат.

Я бы сказал, «Чёрное зеркало» показывает не то, как технологии меняют мир, а строго обратное: мир остаётся прежним, какие бы гаджеты ни создавала цивили­зация.

 

Опубликовано в журнале «Кот Шрёдингера» №11 (25) за ноябрь 2016 г.

 

Теги: