Красная рыбка

Красная рыбка

// Что общего у креветки, сёмги и фламинго? Ответ очевиден: каротиноиды
Авторы: Елена Клещенко («Химия и жизнь», специально для «Кота Шрёдингера»)

В старину «красной рыбой» называли только деликатесные виды осетровых: белугу, стерлядь, севрюгу, собственно осетра. «Красная» здесь в смысле «самая лучшая и ценная» — мясо этих ­благородных рыб скорее белое или золотисто-жёлтое, икра, помнится, чёрная. Сегодня, когда говорят «красная рыбка», часто имеют в виду лососёвых: сёмгу, нерку, кижуча, горбушу, кету.

У некоторых лососёвых — ­сига, нельмы — мясо белое, за что нельму и называли белорыбицей. Но почему у остальных красное? 

Мясо большинства рыб светлое, почти белое: миоглобин — белок с гемом, который делает красной говядину, — в их мышцах присутствует, как у всех позвоночных, но его гораздо меньше, чем у млекопитающих. А лососёвые покраснели из-за особой диеты.

Начнём с начала пищевой цепочки. Микроскопические морские водоросли производят астаксантин; как все каротиноиды, он розово-оранжевого цвета. Водоросли — пища для креветок, криля и других мелких плавающих ракообразных; панцири креветок краснеют при варке потому, что разрушается структура белка, маскирующего цвет этого пигмента. А рачками питаются лососёвые рыбы в «морской» период своей биографии. (Они живут в морях, а размножаются в реках.) Каротиноиды, прежде принадлежавшие водорослям, а затем ракообразным, окрашивают мясо лососёвых.

Но позвольте, ведь лососина на полках супермаркетов — это в значительной мере продукция рыбных ферм! Неужели рыб там кормят океанскими креветками? Это вряд ли. Однако производители понимают, что лосось бледно-рыбного цвета, пусть по вкусу и не хуже, покупателю не понравится. И кормят рыб гранулами с добавками астаксантина, полученного из панцирей тех же креветок или синтетического. Дело так отлажено, что на фермах контролируют цвет рыбьего мяса с точностью до оттенка. Та же история, что с ярко-оранжевыми яичными желтками.

Кстати, перья фламинго ­окрашены в розово-алый цвет по той же самой причине: эта птица ­питается рачками, отцеженными из воды. И сотрудники зоопарков сталкиваются с той же проблемой, что рыбоводы: в отсутствие привычной пищи фламинго бледнеют и стано­вятся непривлекательными. ­Приходится им тоже давать корм с каротиноидами.

А некоторые особи лососёвых рыб, обыкновенно красных, по каким-то врождённым причинам не накапливают каротиноиды, даже когда потребляют, и мясо у них белое. Когда-то такую рыбу продавали сравнительно дёшево, но потом задумались о маркетинге: в США, например, её называют ivory — «слоновая кость». Звучит гораздо лучше, чем «белёсый как треска», и стоит соответственно. Тут же выяснилось, что у белого лосося и вкус нежнее.

Если эта пиар-кампания удастся, возможно, лососи с ферм тоже перестанут получать астаксантин. Тем более что сторонники всего естественного, как обычно, встревожены. Например, кристаллы другого каротиноида, который используется как кормовая добавка, — кантаксантина были обнаружены у людей в сетчатке глаза. Борцы с пищевыми добавками забывают уточнить, что, во-первых, эти люди принимали таблетки для загара, то есть потребляли куда больше каротиноидов, чем можно получить с пищей, а во-вторых, кристаллы исчезли вместе с окончанием приёма таблеток.

Зоозащитники ехидно предлагают кормить рыбу на фермах зелёным пигментом — тогда, дескать, даже самые необразованные сумеют отличить рыбу, выращенную в неволе, от пойманной в природе и перестанут спрашивать, почему все твердят о сокращении численности кижуча и форели, если эти рыбы продаются в каждом магазине. Интересное начинание, но вряд ли производители на такое пойдут.

Что ещё есть в лососине? Прежде всего, конечно, белки — мышечные ткани этих рыб мягкие, вкусные и легко усваиваются. Витамины, калий, другие полезные элементы и микроэлементы. «Ешь рыбку, в ней фосфор, он полезен для мозгов», — говорили нам в детстве. Фосфора действительно много, и полезен он не только для мозгов, но и для других частей тела, однако фосфора и в мясе наземных позвоночных немало. Теперь говорят: «Ешь рыбку, в ней омега-три жиры». Что за жиры такие?

Есть ещё и омега-6-полиненасыщенные жирные кислоты — они тоже нужны организму, но плохи тем, что замедляют синтез эйкозапентаеновой и докозагексаеновой кислот. Поэтому диетологи так много говорят о соотношении омега-3 и омега-6 в нашем рационе. В древние времена, как считается, их было примерно поровну; в рационе современного человека с большим отрывом лидируют омега-6, отчего и проистекают многие наши проблемы со здоровьем. А в рыбьем ­жире омега-3-­ПНЖК больше, чем оме­га-6-ПНЖК, при­мерно в семь раз.

«Омега», ω — последняя буква греческого алфавита — обозначает последний атом С в углеводородном хвосте жирной кислоты независимо от того, насколько длинен этот хвост. Омега-3-ненасыщенные жирные кислоты — такие, у которых третья с конца связь, между третьим и четвёртым углеродом, не одинарная, а двойная. Обычно говорят об омега-3-полиненасыщен­ных жирных кислотах (омега-3-­ПНЖК) — у них есть ещё несколько двойных связей помимо этой. Экспериментальные данные показывают, что омега-3-ПНЖК страшно полезны: предохраняют от окисления липиды клеточных мембран, предотвращают развитие диабета, улучшают зрение и работу мозга, снижают риск тяжёлых сердечно-сосудистых заболеваний.

Среди омега-3-ПНЖК наиболее знамениты альфа-линоленовая, эйкозапентаеновая и докозагексаеновая кислоты. Первая содержится во многих растительных маслах (рапсовом, льняном, масле грецкого ореха, но не в подсолнечном), из неё в организме человека могут синтезироваться вторая и третья, но лучше получать их с пищей. 

Раз уж речь зашла о лососёвых: генно-модифицированную сёмгу AquAdvantage с повышенной скоростью роста от американской компании AquaBounty Technologies контролирующие органы США и Канады признали безопасной для употребления в пищу. По моему субъективному мнению, это хорошая новость. Всем желающим — рыбного стейка по потребности, а дикая сёмга пусть гуляет по просторам Атлантики.

// Запечённые рыбные стейки

Порционные куски сёмги натрите солью, сбрызните лимонным соком, соевым соусом и оливковым маслом (пол-­лимона, 4 ст. л. соуса, 2 ст. л. оливкового масла на 1 кг рыбы), добавьте красного перца по вкусу и поставьте в холодильник минимум на два часа. После маринования ­посыпьте измельчённым укропом, положите на каждый кусок колечко болгарского перца или кружок помидора. Поместите в рукав для запекания или заверните в фольгу, запекайте примерно 40–45 минут при температуре 180 °С. Подавайте с рисом или картофельным пюре.

 

 

Опубликовано в журнале «Кот Шрёдингера» №11 (25) за ноябрь 2016 г.