Вспоминая XXI век

// Скорость привыкания
Светлана Соколова

Тоска по девяностым выходит из моды. ­Сколько можно оплакивать телепередачу «Звёздный час», пейджеры и аудиокассеты? Пора двигаться дальше. Переключаемся на нулевые. Рассмотрим год 2007-й. А что? Хороший был год. Жизнь уже стала мягче и светлее, финансовый кризис пока не наступил, а казаки ещё не воевали с покемонами.

Примерно в это время интернет стал заменять нам воздух, пищу, смысл бытия, маму, папу, секс. Ещё бы! Скорость соединения достигала 128 Кбит/с, а стоимость подключения стремительно снижалась. Наступали славные времена разгульного пиратства. Торренты раздавали контент, не прячась за зеркалами, а Роскомнадзор безмолвствовал — хотя бы потому, что ещё не появился. В студенческом общежитии, где меня застал 2007-й, народ курсировал по комнатам и этажам с CD и флешками, обмениваясь файлами. Это была своего рода валюта: «Ты мне конспект — я тебе фильм».

Тёмные века заканчивались. Впереди маячил свет виртуального счастья и свободы. Мы к нему тянулись. Заводили аккаунты в зарождавшихся социальных сетях, захаживали на мероприятия с мудрёными ­названиями типа «Блоги как новая словесность» и ещё не очень понимали, как правильно: «блоггер» или «блогер». Всё было удивительно и ново. 

К концу 2007-го в зоне .ru появился первый в истории рунета миллион доменов.

Безлимит и безграничный доступ к Wi‑Fi являлись нам лишь в сладких эротических видениях. Гарантированно хорошая связь была, например, в интернет-кафе, где сутки напролёт тусили неубиваемые красноглазые геймеры. Они ящиками хлестали энергетики и задымляли курилки до состояния «топор можно вешать». Прошло пять лет, и геймеры разбрелись по домам, а весёлые заведения, существовавшие за их счёт, позакрывались.

Почти абсолютное присутствие интернета — в общест­венном транспорте, в глухих деревнях, в кафе, в ­кино, в вузах и школах — стало для нас нормой, как хлеб и колбаса в супермаркете. Будто эти вещи всегда были, есть и будут независимо от времени суток и расположения звёзд на небе — и совершенно неважно, каким образом они очутились на прилавке.

Новый стандарт связи 4G позволяет передавать ­данные со скоростью до 100 Мбит/с. Круто. Но меня больше удивляет скорость, с которой мы привыкаем к технологиям на грани волшебства.

Посмотрите на беднягу в метро, который в течение 10 минут вынужден обходиться без Wi‑Fi. Он похож на растерянного путешественника во времени, очутившегося в XVI веке на аутодафе. Нет, его не торкает, что поезд мчится под землёй на скорости 50 км/ч, и это само по себе вау! Он не понимает, почему на глубине 15–20 метров так сложно посмотреть видео с Youtube.

Интернет — самое наглядное чудо нашего ­времени. Но и за его пределами технологическая магия стала обыденностью, о которй даже мечтать порой не слишком интересно. А пользоваться ею каждый день так и вовсе не привилегия, а обязанность. Вы же не приходите в восторг всякий раз, когда звоните по телефону или включаете свой фитнес-трекер, верно?

Зато мы на каждом шагу готовы огорчаться. Сенсорные экраны наших планшетов и смартфонов недостаточно чувствительны, навигаторы тупят, десять вкладок в брау­зере медленно загружаются на фоне скачиваемого фильма, и не во всех приложениях для вызова такси можно посмотреть, где прибывший автомобиль припарковался. 

Раньше мы радовались, когда сеть появлялась, — теперь злимся, когда она пропадает.

Пока мы изо всех сил пытались повзрослеть, интернет взрослел в десять раз быстрей. Он перемахнул «бедную юность», за один присест освоил несколько курсов университета и стал серьёзным зрелым мужчиной в самом расцвете сил. 

А мы, кажется, так и остались маленькими глупыми детьми.

 

Опубликовано в журнале «Кот Шрёдингера» №10 (24) за октябрь 2016 г.

 

Теги: