Homo sapiens в сентябре

Homo sapiens в сентябре

// Коротко и быстро об основных новостях наук о человеке

Кто и где обижает детей?

// Психологи проанализировали распространённость насилия в отношении несовершеннолетних

78,4 % подростков от 11 до 18 лет хотя бы раз сталкивались с той или иной формой насилия. Таковы данные опроса, проведённого психологами в Нижегородской области. Анкету для него составила международная группа учёных из восьми университетов.

Читать результаты этого исследования жутковато. Например, учёные отмечают высокий уровень домашнего психологического насилия (жаловались более 2/3 участников опроса). Опять же в семьях дети чаще, чем в школе, подвергаются побоям (49 % против 33). Больше четверти опрошенных как минимум один раз сталкивались с сексуальным насилием.

При этом девочки и мальчики примерно одинаково страдают от разных видов насилия. За исключением побоев в школе, которым чаще подвергаются мальчики (45 % против 33), и сексуального насилия дома, которое больше затрагивает девочек (13 % против 4).

Конечно, выборка у психологов была относительно небольшая — 227 детей. Но всё равно есть о чём задуматься и чему ужаснуться.

Кто исследовал: Е. Н. Волкова (СПбГУ), И. В. Волкова (Нижегородский ресурсный центр «Детство без насилия и жестокости»), О. М. Исаева (НИУ ВШЭ — Нижний Новгород)

Где опубликовано: Социальная психология и общество. 2016. Т. 7. № 2.

Как живёт российский рабочий?

// Меньше свободных денег, скромнее планы, ниже активность

В исследовании, прове­дённом учёными из РАНХиГС, под ­словом «рабочие» понимаются все, занятые физическим трудом, а также в торговле и сфере обслуживания. К среднему классу отнесены работники с более высоким уровнем образования и квалификации.

Итак, в кризис жизнь рабочих усложнилась: более 70 % из них стали меньше тратить, 27–33 % — меньше зарабатывать, около 10 % пострадали от задержек зарплаты. У представителей среднего класса эти показатели не столь драматичны: 66, 22 и 4 % соответственно.

У рабочих реже остаются свободные средства после основных трат (40 % против 60 у среднего ­класса). Но те, у кого деньги всё-­таки есть, более склонны к накопительству. При этом жизненное планирование у ­рабочих ­прослеживается не более чем на 1–2 года (у среднего класса в среднем на 3 года).

Наиболее распространённые формы досуга — это ­отдых перед телевизором и ничегонеделание. Только четверть рабочих выбирает активные формы досуга: самообразование, развлекательные мероприятия и пр. У среднего класса активный отдых популярнее почти в два раза.

Кто исследовал: Каравай А. В., РАНХиГС, Москва.

Где опубликовано: ­Журнал исследований ­социальной политики. 2016. Т. 14. № 2. С. 229–244.

Когда было проще получить учёную степень?

// Чтобы защитить диссертацию, надо быть добропорядочным и физически здоровым христианином

За последние годы мы привыкли к скандалам вокруг кандидатских и докторских диссертаций, точнее, их авторов: то плагиат обнаружится, то компромат всплывёт. Историки решили исследовать, как присуждались учёные степени в далёком прошлом.

В Средние века и в начале Нового времени звание магистра или доктора не было связано непосредственно с научными заслугами, его присуждение напоминало скорее посвящение в рыцарский или монашеский сан. Вместе со степенью человек обретал новый статус: становился ближе к низшему дворянству, получал особые привилегии и даже одежду.

Однако попытать счастье на учёном поприще мог далеко не каждый. Будущий магистр должен был быть ­законнорождённым христианином, официально зачисленным в высшее учебное заведение, обладать крепким здоровьем и не иметь порочащих связей. Кроме того, защита была делом недешёвым. Например, на медицинском факультете Университета Галле в 1694 году за допуск к экзамену на степень взималось 20 ­имперских талеров, ещё 20 — за предзащиту, 4 — за составление программы инаугурации; 10 талеров составлял гонорар председательствующему. В иных случаях степень могла присуждаться просто за деньги! За большие деньги.

Сам жанр диссертации как письменной научной работы появился сравнительно недавно. На защиту выносились тезисы, нередко писавшиеся от руки даже в эпоху книгопечатания. В ходе диспута соискатель зачитывал и обосновывал свои суждения — оппоненты, соответственно, их оспаривали. Напечатанный текст стали требовать только в конце XVII — начале XVIII века.

Кто исследовал: Ю. П. Зарецкий (НИУ ВШЭ).

Где опубликовано: Вопросы образования. 2016. № 1. С. 245–273.

Откуда взялись нагайбаки?

// Сословие и вера превратились в этнос

Есть в России такая национальность — нагайбаки. Это коренной малочисленный народ (меньше десяти тысяч человек), проживающий в основном в Челябинской области. Учёные объяснили, как появился этот этнос.

Предками нагайбаков были крещёные татары Среднего Поволжья, а также чуваши и, возможно, удмурты и восточные марийцы. Отправной точкой в истории народа стало cоздание в 1730-х годах Оренбургского казачьего войска. В отличие от калмыков, башкир и мещеряков, составивших самостоятельные подразделения, сформированные по этническому принципу, казаки-нагайбаки служили вместе с русскими.

Как пишет автор, «в силу ряда обстоятельств, связанных с государственной деятельностью по структурированию населения (христианизация, вхождение в состав казачьего сословия, географическая изоляция от ближайших этнических родственников), произошла трансформация нагайбакской идентичности от конфессиональной (крещёные татары) и сословной (татары-казаки) до собственно этнической (нагайбаки)».

Кто исследовал: И. Р. Атнагулов (Магнитогорский государственный технический университет).

Где опубликовано: Археология, этнография и антропология Евразии. 2016. Т. 44. № 1. С. 137–146.

 

Опубликовано в журнале «Кот Шрёдингера» №9 (23) за сентябрь 2016 г.