Homo sapiens в августе

Homo sapiens в августе

// Коротко и быстро об основных новостях наук о человеке

Для чего школьникам гаджеты?

// Третья волна информатизации: «революция снизу»

Представьте себе обычную районную школу. Учитель у доски рассказывает что-то умное. Допустим, дело происходит на уроке географии:

— Уральские горы богаты полезными ископаемыми: рудами металлов, драгоценными и поделочными камнями… Так! Маша! А ну дай сюда свой телефон! Верну, когда урок кончится.

— Но почему, Марьиванна?!

— Да потому что ты отвлекаешься и не слушаешь, что я рассказываю!

— Не отвлекаюсь я, — обиженно произносит условная Маша и демонстрирует экран смартфона весь в уральских малахитах и родонитах…

Эта история отражает суть исследования, проведённого аналитиком Института образования НИУ ВШЭ Дианой Королёвой. Она выделила три волны информатизации российской школы. Первая началась ещё до перестройки. В 1984 году была провозглашена ­реформа образования, и одним из главных её результатов стало введение в программу уроков информатики.

В 90-е годы государство подтвердило курс на информатизацию: интернет, современные компьютеры, интерактивные доски и всё такое. Получилось неплохо. Согласно международному исследованию, проведённому Организацией экономического сотрудничества и развития, по темпам компьютеризации школы (с 2003 по 2011 год) мы занимаем второе место в списке из двадцати ведущих стран мира, уступая только Нидерландам.

В последние годы на школу накатила третья волна. Фактически у каждого ученика есть в кармане смартфон или планшет, который по техническим характеристикам не уступает настольному компьютеру в кабинете информатики и при этом всё время подключён к интернету. Эта технологическая революция произошла уже не по инициативе государства, а скорее вопреки ему. Во многих странах учителя уже приспособились к новым условиям. ­Например, существует формат урока BYOD (Bring Your Own ­Device) — «Принеси собственное устройство». У нас такое может произойти только в очень продвинутой школе.

«Наша образовательная система пока не выработала тактику поведения в условиях новой волны информатизации, не инициированной государством, а продиктованной самими пользователями, ­школьниками, в условиях массового распространения ­мобильных технологий. На разных уровнях системы приняты определённые решения, и часто они между собой конфликтуют, а единого мнения и обоснованного регламента использования мобильных устройств и интернет-­технологий в школах нет», — пишет Диана Королёва. 

Свои выводы она подтвер­ждает результатами опроса, в котором приняли участие более 3 000 московских старшеклассников.

Кто исследовал: Королёва Д. О. (Институт образования НИУ ВШЭ).

Где опубликовано: Вопросы образования // 2016. № 1. С. 205–224.

 

Кто определяет красоту среди студентов?

// В каждой группе есть «значимый оценщик»

Исследование ростовских психологов показало, что в студенческих группах всегда есть те, чьё мнение о внешности окружающих воспринимается как более весомое. Таких людей назвали «значимыми оценщиками внешнего облика».

Авторы работы пришли к выводу, что этих самых «значимых оценщиков» отличают три признака. Во-первых, они высоко оценивают собственную внешность и привлекательность для противоположного пола. Во-вторых, окружающие тоже считают их более симпатичными. Ну, а в‑третьих, «значимые оценщики» не скупятся на комплименты, связанные с внешними данными. Что из этого причина, а что следствие, определить пока не получается.

Кто исследовал: Лабунская В. А., Капитанова Е. В. (Южный ­федеральный университет).

Где опубликовано: Социальная психология и общество // 2016. Том 7. № 1. С. 72–87.

 

Как на Руси появились замки и ключи?

// Устройство для запирания нам привезли варяги

Историки выяснили, когда на Руси начали пользоваться замками и ключами. На рубеже IX–X веков. К этому времени Европа уже давно освоила технологию запирания дверей и ворот — железные замки широко применялись ещё в Древнем Риме.

К нам этот полезный в хозяйстве гаджет попал благодаря контактам со скандинавскими народами. Самые древние находки замков совпадают с маршрутом торгового пути «из варяг в греки» — это районы ­Новгорода и Ладоги. Правда, автор исследования отмечает: «Находки рассматриваемых изделий на поселениях немногочисленны, в этот период замки и ключи ещё не так широко применялись в хозяйстве древнерусского населения».

Кто исследовал: Кудрявцев А. А. (Институт археологии РАН).

Где опубликовано: Российская археология // 2016. № 1.

 

Опубликовано в журнале "Кот Шрёдингера" №5-8 (19-22) лето 2016 г.