Шок: раскрыт заговор британских учёных

// Как я пытался просветить телевидение
Григорий Тарасевич

— Доброе утро, Григорий Витальевич. Вас беспокоят из телепрограммы «Военная тайна», — раздался в трубке нежный девичий голос.

— Простите, какая тайна?!

— Военная! «Военная тайна с Игорем Прокопенко», это такая программа на телевидении, — продолжала ­девушка. — Хотим пригласить вас выступить в качестве эксперта.

— Но я не знаю никаких военных тайн! Я мирный журналист. И вообще — рано ещё, спать хочу…

— Григорий Витальевич, нам нужны именно вы.

Я был застигнут врасплох. Конечно, я слышал, что в прошлом году именно этот телеканал получил от Минобрнауки России антипремию как «самый вредный лженауч­ный проект» и лучше с ними не связываться. Но… Во-первых, как говорил герой фильма «Адвокат дьявола», «тще­славие — мой любимейший из грехов». Во-вторых, как‑то не­удобно отказывать девушке. Особенно с утра, когда мозг ещё слаб и безволен. В общем, я согласился и попросил выслать вопросы. 

Прислали:

«1. Почему многие британские учёные стараются доказать очевидное?

2. Почему вообще учёные Великобритании занимаются странными и не всегда полезными научными исследованиями?

3. Почему британские научные журналы публикуют на своих страницах подобные открытия?

4. Почему некоторые исследователи фальсифицируют результаты своих исследований?

5. Почему американские учёные также стараются проводить весьма странные исследования?..»

Тут я понял, что согласился не зря. Судя по вопросам, лю­ди не имели даже приблизительного представления о том, как работает наука. И я решил выступить в роли просвети­теля и разоблачить расхожие обывательские мифы.

Итак, съёмки.

— Давайте я вам расскажу об одном британском учёном, — начинаю я, поглядывая на включённую камеру. — Представляете, однажды он решил исследовать собственные сопли. Помещал их в чашки Петри и смотрел, как они взаимодействуют с микробами. Это ведь странное исследование?

— Конечно странное, — кивает тележурналистка.

— Бесполезное?

— Ну да.

— Позже этот учёный вообще забыл свои чашки на ­столе и уехал с семьёй в отпуск. Когда он вернулся, там всё уже ­поросло плесенью. И он, вместо того чтобы тут же тщательно помыть посуду, стал получившуюся гадость разглядывать в микроскоп. Можно смело сказать, что этот британец проводил очень странные исследования. Правда ведь?

Девушка радостно кивает головой:

— Так именно об этом мы и снимаем сюжет.

— Теперь слушайте! Учёного, который исследовал сопли и плесень, звали Александр Флеминг. И благодаря тому, что он открыл антибактериальные свойства пенициллина и других веществ, как минимум треть из вас, уважаемые телезрители, сейчас сидит и пялится на экран, вместо того чтобы лежать на кладбище. Согласитесь, стоит провести тысячу «странных» на взгляд домохозяйки исследований, чтобы получить антибиотик, спасший миллионы, если не миллиарды человеческих жизней!..

Мы так проговорили почти час. Я рассказывал, почему надо перепроверять бесспорные вроде бы факты: «Лет двести назад было очевидно, что люди заболевают лихорадкой из-за гнилого воздуха. Но, к счастью, учёным удалось доказать, что виноваты в болезнях вирусы и бактерии». Объяснял разницу между научной публикацией с кучей формул и популярными интернет-новостями в духе «британские учёные установили…».

В общем, я чувствовал себя настоящим просветителем, который донёс свет научного знания до широких телезрительских масс. И гордился собою — до тех пор, пока передача не вышла в эфир. В эфире от меня осталось несколько реплик, а между ними было нечто вроде: «Западные страны тратят миллиарды, раздавая гранты исследователям для их сомнительных опытов. Ни для кого не секрет, что результаты своих исследований учёные публикуют в научных журналах. Которые платят неплохие деньги именно за статьи о необычных открытиях [на экране появляется обложка Nature]. Поэтому учёные проводят сомнительные опыты, результаты которых направлены на то, чтобы шокировать публику, которая будет раскупать журналы как горячие пирожки…»

Не получилось у меня стать телевизионным просветителем. Придётся переквалифицироваться в главные редакторы журнала.

 

Опубликовано в журнале "Кот Шрёдингера" №5-8 (19-22) лето 2016 г.

Подписаться на «Кота Шрёдингера»