Ася Казанцева о холиварах

Ася Казанцева о холиварах

// Те самые моменты, когда в интернетах кто-то неправ
Авторы: Ася Казанцева

Есть такое прекрасное слово — «холивар». Это от английского holy war — «священная война». К счастью, речь идёт только о словесных баталиях, которые периодически разгораются на просторах интернета. Оппоненты яростно отстаивают свою точку зрения — так, что клавиатуры плавятся и стекают на пол. Научный журналист Ася Казанцева решила выяснить, на чьей стороне в подобных спорах объективные научные данные. Несёт ли ГМО угрозу для здоровья? Стоит ли делать прививки? Запрещать ли опыты на животных? Откуда на Земле такое разнообразие видов?.. Подозреваем, что большинство наших читателей имеют вполне однозначную позицию по этим вопросам: опасность не доказана, прививки делать надо, без использования животных науке не обойтись, во всём виновата эволюция. Но даже если эти истины кажутся вам незыблемыми, книгу прочитать всё равно стоит, хотя бы из-за её стиля. Строгие научные формулировки сочетаются у Аси Казанцевой с  живой манерой изложения и обилием иронии, в том числе по отношению к себе самой.

Из главы «Краткий курс поиска истины»

Одна из самых распространённых когнитивных ошибок — это confirmation bias, склонность искать материалы, подтверждающие собственную точку зрения, и игнорировать все остальные. Разумеется, я не готова поклясться на «Происхождении видов...», что ни разу за всё время написания книги не стала жертвой этого явления. Тем не менее с помощью научных исследований проблематично доказать что-то совсем антинаучное. В этом вся прелесть.

Книга: «В интернете кто-то неправ! Научные исследования спорных вопросов».

Издательство: Corpus (при поддержке фонда «Эволюция»)

О книге: Прививки могут стать причиной аутизма, серьезные болезни лечатся гомеопатией, ВИЧ неизбежно приводит к смерти, ГМО опасно употреблять в пищу — так ли это? Знать верный ответ важно каждому, ведь от этого зависят наша жизнь и здоровье. В своей новой книге научный журналист Ася Казанцева объясняет: чтобы разобраться, достоверно ли то или иное утверждение, необязательно быть узким специалистом. Главное — научиться анализировать общедоступную информацию. И тогда, если в интернете кто-то неправ, вы это обязательно заметите.

В книге есть несколько мест, где я писала о вещах, подтверждённых научными исследованиями, несмотря на то что мне они совершенно не нравятся. Я бы, например, с удовольствием попыталась вас убедить, что мясо абсолютно необходимо для здоровья, потому что к вегетарианцам я отношусь скептически. Но увы! Я нашла множество исследований, противоречащих этой точке зрения, и поэтому у меня не было права её высказывать.

Я убеждена, что мир был бы гораздо лучше, если бы подкрепление любых своих утверждений ссылками на научные исследования превратилось в общепринятую норму, в золотой стандарт холивара. Чтобы любой человек, делающий громкие заявления, немедленно сталкивался с вежливой просьбой подкрепить их ссылками на авторитетные источники — и чтобы никто из читателей не воспринимал его слова всерьёз в случае неспособности это сделать. Для этого нужно, чтобы как можно больше людей понимало, чем в принципе отличаются научные источники от ненаучных и как эти научные источники искать.

Если совсем коротко, разница в том, что в научном журнале гораздо сложнее опубликовать ерунду. Если я напишу текст о том, что держать дома ёжиков опасно, потому что это вызывает бронхиальную астму, и попытаюсь пристроить его в научно-популярный журнал (или поместить в собственную книгу), то редактор, конечно, удивится. Посмотрит в Википедию — увидит, что в статье про астму среди факторов риска ёжики не упоминаются. Спросит меня, откуда я вообще это взяла. Я сделаю умный вид и скажу, например: «Мне рассказал об этом учёный Джон Смит в частной беседе». Если редактор въедливый и очень дорожит репутацией журнала (или издательства), то он, конечно, всё равно скажет, что часть про ёжиков надо выкинуть, раз уж я не могу сослаться на нормальный источник (хотя бы на опубликованную статью того же Джона Смита). Но если у редактора на этой неделе ещё десять таких же психов, как я, и при этом он понимает, что мой текст важен, потому что иначе — пустая полоса, да и вообще меня читают хорошо, то он плюнет и опубликует статью вместе с ёжиком и астмой, небезосновательно полагая, что это мои личные репутационные риски. А вот в научный журнал мне с моими ёжиками соваться бессмысленно — даже если бы я была профессором Гарварда. Редактор научного журнала (как правило, профессиональный учёный) в принципе согласится разговаривать о ёжиках, только если в статье будет описано исследование или приведена ссылка на данные, которые уже были опубликованы в научном журнале. Допустим, мы с коллегами провели исследования, и наша статья состоит из двух частей.

Во-первых, мы сравнили 1 000 владельцев ёжиков с 1 000 свободных от ёжиков людей и обнаружили, что в первой группе за время содержания ёжиков заболели астмой 246 человек, а во второй за аналогичное время — только 100 человек. Во-вторых, мы идентифицировали в кожных выделениях ёжиков мелкодисперсный компонент, который назвали ёжикастмином, и установили, что в концентрации 2 мг на литр выпитой воды он повышает вероятность развития астмы у подопытных крыс на 146%.

Однако тот факт, что редактор согласится со мной и моими коллегами разговаривать, ещё не означает, что статья будет опубликована. Потому что научные журналы — это рецензируемые журналы. Любую статью, которая туда поступает и не отвергается с ходу, редактор отправляет рецензентам. В этой роли выступают учёные, которые занимаются исследованиями в близких областях, — в данном случае это могут быть, например, специалист по влиянию домашних животных на развитие астмы и специалист по кожным выделениям ёжиков. Первый скажет: «Видовая принадлежность животных тут вообще ни при чём — любые звери устраивают беспорядок и поднимают в воздух тонны пыли, которая может усугублять течение астмы». Второй: «Этот ваш ёжикастмин, судя по описанию, не что иное, как фрагменты иголок. Как вы вообще додумались их в воду добавлять?»

Статью с такими замечаниями не опубликуют, в лучшем случае отправят на доработку — сравнивать владельцев ёжиков с владельцами других домашних животных и поить крыс водой с примесью любых других маленьких твёрдых частиц, а заодно доказывать, что в результате совместной жизни человека с ежом эти частицы попадают в питьевую воду. Другими словами, ставить эксперименты не так, чтобы доказать гипотезу, которая нам нравится, а так, чтобы честно попытаться её опровергнуть и судить о её перспективах по успеху этого мероприятия.

 

 

Опубликовано в журнале «Кот Шрёдингера» №3 (17) за март 2016 г.