Злые ярлыки

// Страшнее галоперидола
Алёна Лесняк

Недавно мою электронную почту завалили письма с онлайн-платформ для петиций. Несколько обращений были на одну и ту же тему: «Освободите Петра Павленского из психушки!»

Если кто не знает, Павленский — российский художник-акционист, известный тем, что периодически протестует против «триумфа полицейского государства», чаще всего демонстративно себя истязая. Он зашивал себе рот, голым заматывался в колючую проволоку, отрезал ножом мочку уха… плюс некоторые другие весьма эпатажные выходки. А в конце прошлого года поджёг главный вход в здание ФСБ на Лубянке, назвав это протестом против террора российских спецслужб, которому подвергаются граждане. Художника задержали за хулиганство и отправили на психиатрическую экспертизу.

И после этого понеслись те самые петиции с громкими призывами. Приведу ещё одну сочную цитату:

«Давайте вместе спасём художника от “психушки”! Ведь мы не хотим, чтобы карательная психиатрия вернулась в нашу страну?!»

Убеждённому пацифисту, коим я себя считаю, следовало бы ринуться спасать бедного художника. Тем более ничего геройского для этого не требуется — лишь пальцем пошевелить, нажать на кнопочку «подписать петицию». Только мне не захотелось. Не смогла я почувствовать за этим добрым жестом благо. А показалось мне, что история эта про другое… Про злые ярлыки, которые не подумав, сгоряча пытаются навесить на только-только начавшую реабилитироваться в нашей стране психиатрию.

Конечно, её дурная репутация сложилась не на пустом месте: весь советский период одна волна репрессий за другой уносила в дурдомы десятки общественников, учёных, деятелей искусства, критиковавших тогдашний политический строй. И вполне возможно, случаи несправедливой постановки диагноза бывают и сейчас. Но стоит разобраться, как часто такое происходит, и точно ли в этом таится злой умысел, а не врачебная ошибка, перед тем как кричать на всех углах, что в наших психбольницах работают лишь прислужники кровавого режима.

В 1990–2000-х годах международные контролирующие организации и наши правозащитники провели множество проверок системы психиатрической помощи в России. В стране появились адекватный закон и пачки резолюций, регулирующих работу этого общественного института.

С тех пор вроде бы у нас появился шанс зажить нормально, как цивилизованные люди. Но нет. Мы сами этого пока не хотим. Вот статистика в подтверждение: по последним данным ВЦИОМ, лишь 11% россиян в случае необходимости готовы обратиться к психиатрам за помощью. Оставшееся большинство не стало бы этого делать по двум причинам: из-за недоверия к врачам и потому что не считает, что психические отклонения требуют лечения и вообще являются заболеваниями.

Добавлю-ка я ещё цифр для пущего впечатления — показать масштаб проблем, от которых мы отмахиваемся, отрицая психиатрию:

- согласно данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), 60 % всех самоубийств в мире ежегодно совершаются людьми с диагностированными депрессивными расстройствами;

- к 2020 году психические расстройства, по расчётам той же ВОЗ, могут войти в первую пятерку болезней, которые угрожают большими потерями трудоспособного населения, и отобрать первенство даже у сердечно-сосудистых патологий;

- 30 % приступов фебрильной шизофрении (шизофренической лихорадки, характеризующейся резким повышением температуры тела) заканчиваются летальным исходом.

В своих отчётах ВОЗ всё время подчёркивает необходимость просвещения общества в вопросах психического здоровья и того, какая работа по его поддержанию ведётся.

Конечно же, психиатрия использовалась в политических целях не только в нашей стране. В США, в Германии и некоторых других европейских государствах она долгие годы носила такое же клеймо «карательной инстанции», которое врачи смывают до сих пор. И надо сказать, на Западе это пока получается лучше, чем у нас.

Мы привыкли верить лозунгам и намертво клеить ярлыки. Понятно, что от вредных привычек избавляться трудно, но ведь можно постараться — ради собственного здоровья.

 

 

Опубликовано в журнале «Кот Шрёдингера» №3 (16) за март 2016 г.

Подписаться на «Кота Шрёдингера»

 

Теги: