Как мы делаем это

Фото: wikimedia commons
// Отрывки из книги Роберта Мартина

Интеллектуальный партнёр

Станет ли в будущем мозг младенцев настолько большим, что процедуру родов придётся в корне менять? Где грань этики, за которую нельзя переступать ученым, исследующим гены? Почему люди мастурбируют? Книга Роберта Мартина представляет собой основательный и остроумный одновременно биологический, психологический и философский ликбез по вопросам, связанным с сексом и его последствиями.

 

Автор Роберт Мартин, специалист по эволюционной биологии, доктор зоологии, работал в Оксфордоском университете, Университетском колледже Лондона, Йельском и Чикагском университетах, Институте антропологии в Цюрихе, имеет 299 научных публикаций.

Издательство Альпина нон-фикшн. При поддержке Фонда Дмитрия Зимина «Династия».

В продаже с 21 декабря 2015 г.

Фото: Shutterstock

Что такое бакулюм?

Здесь нам стоит обратиться к своим родственникам — другим млекопитающим. Половые органы многих из них отличаются от наших одной странной особенностью: наличием бакулюма — кости внутри пениса. Эта кость не обычна в двух отношениях: во-первых, она характеризуется самой большой изменчивостью и сильно различается у разных видов, а во-вторых, не соединена ни с какой другой костью.

Бакулюм имеется у большинства приматов, а также у летучих мышей, хищников, насекомоядных и грызунов. Особенно сильно он развит у многих хищников. У крупного пса его длина может достигать 10 см, но рекордсменами среди современных млекопитающих считаются моржи, у которых длина бакулюма достигает 75 см. Эта поразительная кость, которую на Аляске называют oosik, с давних пор использовалась для резьбы и в различных ритуалах. Кстати о ритуалах: в изначально мужском лондонском Клубе четвероногих бакулюм моржа по традиции используется в качестве председательского молотка.

У других млекопитающих бакулюм, напротив, очень маленький. Бакулюм енота легко купить через Интернет, по крайней мере в США: достаточно набрать в любом поисковике «mountain man toothpick» (зубочистка горца).

Отсутствие бакулюма у людей не только помогает разобраться в эволюции человеческого полового акта, но и позволяет по-новому истолковать библейский сюжет о сотворении Евы из ребра Адама. Биолог Скотт Гилберт и библеист Зайони Зевит взглянули на него под новым углом: древнееврейское слово tzela, которое переводят как «ребро», на самом деле имеет несколько значений, в частности означает своего рода подпорку. Гилберт и Зевит предположили, что это слово могло означать бакулюм, которого у мужчин действительно нет, в отличие от ребер, с которыми у нас все в порядке.

И все же остается непонятным, откуда авторам библейского сюжета могло быть известно о такой человеческой особенности, как отсутствие бакулюма.

Изображение: Shutterstock

Где равноправие, или почему яйцеклетка одна, а сперматозоидов много?

Зачем нужны сотни миллионов сперматозоидов, если яйцеклетку в итоге оплодотворяет всего один из них? На этот вопрос есть неплохой шуточный ответ: «Затем, что ни один из них не останавливается, чтобы спросить дорогу». Но если серьезно, мы точно не знаем, почему разница между числом сперматозоидов и числом яйцеклеток так огромна. Ведь половое размножение предположительно началось с двух сходных по размеру одноклеточных организмов, которые сливались друг с другом, а затем снова делились.

Возможно, естественный отбор способствует выработке мужским организмом полчищ сперматозоидов потому, что оплодотворение таким образом превращается в генетическую лотерею. Но если бы оба пола вырабатывали множество мелких половых клеток, то им было бы сложнее находить друг друга для оплодотворения. Можно предположить, что оптимальным решением этой биологической задачи оказалась большая яйцеклетка, служащая неподвижной мишенью для множества крошечных сперматозоидов.

Кроме того, существенно, что число единовременно производимых потомков (например, число детенышей в помете у млекопитающих) тоже подвержено давлению отбора. Таким образом, выработка небольшого числа яйцеклеток может служить эффективным механизмом регуляции этого показателя под давлением отбора, связанного с количеством доступных ресурсов. Так или иначе, для  успешного оплодотворения людям действительно требуется много сперматозоидов.

Изображение: Shutterstock

Сколько нужно?

Исследования, проведенные в 1950-х годах центрами лечения бесплодия, показали, что мужчины, у которых общее число сперматозоидов в эякуляте всегда меньше 70 миллионов, часто бесплодны. Но начиная с определенного порогового уровня число сперматозоидов слабо коррелирует с плодовитостью.

Недавние работы позволили подтвердить этот вывод. В 1998 году группа ученых во главе со специалистом по гигиене труда Йенс-Петером Бондедоказала, что при повышении числа сперматозоидов в эякуляте до 125 миллионов вероятность зачатия увеличивалась от 0 до 25%, но при дальнейшем повышении данного показателя уже не увеличивалась. В 2002 году, другая группа, которой руководил специалист по проблемам здравоохранения Реми Слам, изучила связь времени, требующегося, чтобы забеременеть, с числом сперматозоидов в эякуляте у почти тысячи пар, проживающих в четырех европейских городах. При повышении числа сперматозоидов примерно до 200 миллионов время, требующееся женщине, чтобы забеременеть, сокращалось, но при более высоких показателях числа сперматозоидов у ее партнера оставалось на прежнем уровне. В 2010  андролог Тревор Купер и его коллеги в своем исследовании пришли к выводу о том, что женщина может забеременеть в течение года, если число сперматозоидов в эякуляте партнера не меньше порогового значения (около 60 миллионов).

Таким образом, судя по всему, для нормальной плодовитости число сперматозоидов в эякуляте должно составлять от 60 до 200 миллионов.

 

 

­­­­­­­­­­­­­­­­­­­

 

Теги: